342

Пуховое наследство. 55 лет оренбурженка хранила у себя выставочную паутинку

Лариса Колодынская на фоне знаменитой паутинки.
Лариса Колодынская на фоне знаменитой паутинки. / Евгения Чернова / АиФ

Весной 1958 года в Брюсселе открылась Всемирная выставка. Это был первый крупнейший мировой форум достижений человечества после Второй мировой войны и после 18-летнего перерыва в проведении таких мероприятий. Оренбургская область была представлена знаменитыми пуховыми платками. С выставки по рукам европейцев разошлось 1500 паутинок. В Россию вернулось только два платка. Один из них купила семья какого-то дипломата, а второй всё это время хранился в семье оренбурженки Ларисы Колодынской, именно об этом с ней разговаривал корреспондент «АиФ Оренбург».

Единичный экземпляр

«АиФ Оренбург», Евгения Чернова: Лариса Леонидовна, как платок попал в вашу семью?

Лариса Колодынская: Его купила моя мама Клавдия Михайловна Алиманова. В 1958 году она работала начальником управления государственной инспекции по качеству товаров. По её словам, тогда очень много говорили о той выставке и большой серебряной медали, которую международное жюри присудило тогда нашим пуховницам. Когда стало известно, что есть возможность приобрести один из выставочных экспонатов, мама сразу высказала желание. Ей разрешили. С тех пор платок хранился в нашей семье.

- Дорого, наверно, обошёлся?

- Мама отдала за него 500 рублей. Позже мне попался её партийный билет, в котором была запись о среднемесячном окладе. В то время он составлял 801 рубль. Получается, что за платок она отдала больше половины зарплаты. Видимо, она посчитала, что такой «товар» того стоил.

Теперь паутинка стала экспонатом музея.
Теперь паутинка стала экспонатом музея. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

- Клавдия Михайловна сама имела отношение к пуховязанию?

- Нет. Она никогда не вязала платки. Но её самая близкая подруга Анна Дмитриевна Мордвинцева вязала. Именно тетя Нюра снабжала всю нашу семью паутинками. Тогда было принято дарить их на праздники, дни рождения и обязательно на свадьбу. Мне самой в день бракосочетания подарили платок, который до сих хранится у меня. Я иногда надеваю его по особым дням. К слову, мы с мужем уже больше 40 лет вместе, и этот платок я считаю своего рода оберегом нашего домашнего очага.

Платок не на показ

- Не было желания покрасоваться в выставочном платке перед людьми?

- Знаете, нет. Эта паутинка имела статус произведения искусства. Даже мыслей не было о том, чтобы её носить. Да и размеры не позволяли - это же выставочный вариант. Тетя Нюра, как знаток, сразу сказала, что этот платок очень ценен. Поэтому мы с детства относились к нему с уважением.

Однако платки и паутинки у нас в семье носили почти все. Это были более будничные варианты, простые. Поэтому «покушаться» на брюссельский платок не было необходимости.

- Наверно, вас часто спрашивают о том, как удалось больше полувека оберегать этот шедевр от моли. В чём же секрет?

- Никаких секретов нет. Из-за того, что платок никогда не носили, его и стирать не нужно было. Он сохранился в первозданном виде, правда, немного деформировался по краям. Этот экспонат не привычной квадратной формы, а прямоугольный. Говорят, это была тенденция 50-х годов.

Что касается именно хранения, то все 55 лет он лежал в обычном целлофановом пакете с кусками простого мыла. Люди постарше наверняка помнят, что в одно время стало очень популярным индийское мыло розового цвета. Оно имело очень пряный аромат. Вот оно и помогло сохранить паутинку. В народе часто с молью борются при помощи табака. Но мама не стала этого делать - табачный запах не самый лучший для такого произведения мастериц-вязальщиц.

Секретные узоры оренбургских пуховязальщиц интересуют и современных мастериц.
Секретные узоры оренбургских пуховязальщиц интересуют и современных мастериц. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

Кстати, платок хранился в коробке, в которой его привезли на выставку в Брюссель. Там ещё лежали настоящие коконы тутового шелкопряда в подтверждение того, что при вязании использовалась нитка натурального шелка и знаменитый оренбургский пух.

Бесценный экспонат

- В 2013 году этот платок стал экспонатом оренбургского музея изобразительных искусств. Тяжело было расставаться?

- Не то слово. Я вообще не хотела его передавать. Думала, сохраню для потомков. Мне теперь всё чаще вспоминается знаменитая песня про оренбургский пуховый платок, которую так хорошо исполняла Людмила Зыкина. В ней дочь вяжет платок, который укроет плечи её матери. В моей семье всё наоборот - мне перешёл платок, который очень долго хранила моя мама, можно сказать - он оберегал меня. Расставаться с семейными реликвиями всегда непросто. Но музейные работники убедили меня в том, что такую работу нужно показывать людям. Согласилась только потому, что паутинка не теряется, а переходит из статуса семейной реликвии в статус областного достояния.

Каждая оренбурженка знает разницу между шалью, платком и паутинкой.
Каждая оренбурженка знает разницу между шалью, платком и паутинкой. Фото: АиФ/ Евгения Чернова

- Говорят, что музей привлёк к помощи меценатов, которые и помогли приобрести экспонат. За сколько вы его продали?

-  Сумма является коммерческой тайной. Но, по словам музейных работников, сейчас это самый дорогой экспонат в коллекции галереи пуховых платков. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах