224

Некоторые регионы борются не с коррупцией, а с ОНФ, противодействующей ей

The Party United Russia / Commons.wikimedia.org

Администрации ряда регионов, в том числе и руководители субъектов федерации, настроены крайне негативно к деятельности «Общероссийского народного фронта», организации, которая была создана по инициативе президента и которая контролирует исполнение его указов и поручений, - сообщают Известия.

Руководство Тверской области фактически угрожало «фронтовикам», а власти Сахалина и Новосибирской области пытались противодействовать деятельности «Народного фронта». Региональные элиты пытаются установить контроль и «задружиться» с ОНФ различными методами, в том числе путем угрозы и запугивания, чтобы скрыть от руководства страны коррупцию на местах.

Как оказалось, в регионах тяжелые взаимоотношения с властью не только у оппозиционных партий, но и у общественного движения, лидером которого является сам президент. Как выяснили «Известия», в ряде регионов идет серьезное столкновение местных элит и сотрудников «Фронта». Первые не хотят бороться с коррупцией и начинают борьбу против тех, кто ее выявляет.

Чиновники пользуются тем, что активисты «Народного фронта» не имеют  административного ресурса и не могут ничего противопоставить давлению региональных властей.

Как врагов в регионе воспринимает ОНФ, например, администрация Тверской области. Чиновники собирают досье на активистов «Народного фронта», ведут массированную атаку в СМИ и «не угрожают, а предупреждают» на личных встречах о возможных побочных эффектах «стукачества» в Кремль Владимиру Путину и его окружению о выявленных фактах коррупции.

По информации «Известий», 3 июня этого года первый зампред правительства Тверской области Сергей Дудукин провел встречу в правительстве региона, на которую были приглашены сопредседатель регионального штаба ОНФ Николай Красовский и руководитель исполкома Татьяна Ульянова.

На протяжении всей беседы Сергей Дудукин и его коллеги (руководитель управления общественных связей Андрей Гагарин, начальник отдела анализа и изучения общественного мнения управления общественных связей Елена Панченко, министр по делам территориальных образований Евгений Ткачев) вели себя не как подобает радушным хозяевам, а фактически матом объяснили активистам ОНФ, что так, как они работают, «работать нельзя». Замгубернатора даже заявил, что работа ОНФ схожа с деятельностью «Народного фронта» Арсения Яценюка (вплетение темы Украины, видимо, по мнению Дудукина, должно было придать некий патриотический антураж его словам) и носит антигосударственный характер, направлена на очернение области и региональных чиновников.

Дудукина, как выяснило издание, не устроило, что ОНФ видит много негатива в деятельности руководства региона — неисполнение программы переселения из аварийного жилья, строительство непригодных для проживания домов и т.д.

Соответствующее давление на активистов «Народного фронта» было и при бывших губернаторах Сахалинской и Новосибирской областей. Проводились внеплановые проверки деятельности «фронтовиков», звонили с угрозами, а также с приглашениями на «установочные беседы», были также угрозы в адрес работающих с ними журналистов.

Глава исполкома «Общероссийского народного фронта» Алексей Анисимов, только заняв данный пост, заявил СМИ, что видит главную задачу ОНФ в выявлении и борьбе с коррупционной составляющей в деятельности властей (здесь мнение Анисимова и региональных чиновников расходится).

— Главная задача — борьба с коррупционной составляющей, которая есть в действиях государственной власти и муниципальной власти, — заявил он.

О том, что борьба с коррупцией остается приоритетом в деятельности ОНФ, заявлял в 2014 году на «Форуме действий» лидер ОНФ, президент России Владимир Путин.

— Велик соблазн устроить себе красивую жизнь за счет государства и общества. Мы серьезно изменили законодательство в области госзакупок, упорядочили процедуру, но именно гражданский контроль стал той силой, которая позволила реально заработать нормам закона, заставила многих чиновников всерьез задуматься о репутации, — сказал тогда он.

Директор Центра политических технологий Игорь Бунин отмечает, что в каждом регионе столкновение ОНФ с местной властью происходит по-разному — либо коррекция деятельности, либо снятие с должности и уголовное дело.

— С экс-главой Сахалина Хорошавиным всё было ясно. Хорошавин раздавал почти незнакомым женщинам машины, держал миллиарды рублей у себя дома. ОНФ действовал очень решительно, и это всё закончилось законной посадкой и сменой губернатора. Хорошавин демонстративно показывал, что он хозяин — «что хочу, то и ворочу», — говорит Бунин. — В ряде регионов губернаторы пытаются маневрировать, там ОНФ выступает как корректирующая сила. Это происходит в Свердловской и Московской областях. Как корректирующая и поправляющая организация ОНФ очень эффективен. Но если губернатор переходит все границы, то приходится принимать более жесткие меры.

Политолог напоминает, что ОНФ — это общественная организация, поддерживающая курс президента, а не политическая партия, и в данном случае, ведя борьбу с коррупцией, «Народный фронт» получает очки социальные, а не политические.

— ОНФ отражает более общие интересы, а не партикуляристские, как большинство партий, — подчеркивает Игорь Бунин.

Организованная охота на активистов «Общероссийского народного фронта» со стороны региональных властей — это шаг против общества. Тем более что в ОНФ работать идут в меньшей мере чиновники, чаще — представители различных слоев общества. Власть на местах пытается через шантаж, угрозы, блокировку в СМИ скрыть расточительство, халатное отношение к государственным средствам, а то и откровенное воровство.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах