aif.ru counter
16.08.2017 11:37
404

Привет из солнечного Петербурга. Как попасть в Европу, не покидая Россию

«Рим создан человеческой рукою, Венеция богамисоздана; Но каждый согласился бы со мною, Что Петербург построил сатана».
«Рим создан человеческой рукою, Венеция богамисоздана; Но каждый согласился бы со мною, Что Петербург построил сатана». © / Дарья Крайнова / АиФ

Путешествие из Петербурга в Москву в наши дни уже не занимает нескольких месяцев. Корреспондент «АиФ Оренбург» за неделю посетила три столицы и делится впечатлениями об одной из них - русской Венеции.

Петропавловская крепость расположена на Заячьем острове и является историческим ядром города.
Петропавловская крепость расположена на Заячьем острове и является историческим ядром города. Фото: АиФ/ Дарья Крайнова

Путешествия – это одно из удовольствий, доступное каждому. Причем для того, чтобы путешествовать, не обязательно иметь много денег или хорошую вместительную машину. Боитесь ездить автостопом? Пожалуйста, к вашим услугам туристические агентства и всевозможные сайты по поиску попутчиков и водителей-добровольцев. Бесспорно, есть такой контингент людей, для которых отношение к путешествиям вместилось в известную фразу одного из советских мультгероев – «Таити, Таити… Не были мы ни в какой Таити – нас и здесь неплохо кормят!». Но, а если на месте не сидится, то тут уже стоит говорить, как компания Бабок-Ёжек – «Земля, прощай! В добрый путь!».

Знаменитый всадник, хоть и называется медным, однако отлит был из бронзы.
Знаменитый всадник, хоть и называется медным, однако отлит был из бронзы. Фото: АиФ/ Дарья Крайнова

Эта фраза и была произнесена, после чего мы покинули знойные степи Оренбуржья, чтобы через 36 часов попасть в не менее солнечный Петербург. Нам, измученным жарой оренбуржцам, северная столица казалась местом отдохновения с ее дождями и хмурыми небесами. Но карты легли так, что все пять дней, которые наша тургруппа провела в городе, стояла сухая жаркая погода. Конечно, говорить о том, что города не похожи друг на друга и смысла нет. Там, где оренбуржцы ходят по земле, петербуржцы плывут по каналам. Фраза «с корабля на бал» в этом городе актуальна как нигде. Мы привыкли видеть из своих окон землю, твердь, но номер в гостинице на набережной Фонтанки с видом на реку и адмиралтейские верфи быстро внес свои коррективы.

К разработке системы водоснабжения фонтанов Петергофа приложил руку сам Петр Великий.
К разработке системы водоснабжения фонтанов Петергофа приложил руку сам Петр Великий. Фото: АиФ/ Дарья Крайнова

Венеция на болотах

Мысли о том, что город Святого Петра может не понравиться, не покидали на протяжении всего пути. Знаете это чувство, когда долго чего-то с нетерпением ждешь, а потом перегораешь? Да, и в отношении Петербурга такое тоже возможно. Но, как только мы въехали в город, все опасения как рукой сняло. Что это было – самовнушение или же та самая неповторимая магия Петербурга - неизвестно, но в голове четко появилось осознание того, что если и жить где-то, то только здесь!

В годы Блокады Ленинграда перед аркой была надпись «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна».
В годы Блокады Ленинграда перед аркой была надпись «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна». Фото: АиФ/ Дарья Крайнова

Когда в школе нам рассказывали про период блокады Ленинграда и про то, как дирижер Элиасберг искал картошку, чтобы накрахмалить белый воротник и манжеты перед исполнением Седьмой симфонии Шостаковича, мало, кто из нас верил в это. Голод – один из основных инстинктов, который лишает человека его обличия. Все принципы и правила попирает изголодавшийся человек. Но стоило только прибыть в Санкт-Петербург, увидеть  его архитектуру, поговорить с жителями, как стало понятно -  такой поступок мог стать возможным только в этом городе.  К слову, мы приехали как раз вовремя. 9 августа город отмечал 75-летие Ленинградской симфонии. Мосты в эту ночь разводились как-то по-особенному…

О сверхлюдях и нелюдях

В 1828 году польский поэт Адам Мицкевич напишет эти строки: «Рим создан человеческой рукою,/Венеция богами создана;/Но каждый согласился бы со мною,/Что Петербург построил сатана». И лучших слов для описания этого города не подобрать. Во всем – от истории заложения, самого места и до блокады – проходит красной нитью мистика. Сам император Петр начал казаться сверхчеловеком. Лишь демонической натуре под силу выстроить среди топей и непроходимых лесов новую Европу и создать город, не похожий ни на один из других городов нашей страны.

Петербургские каникулы. Многоликий город на Неве | Фотогалерея

Вопросы, десятки вопросов роились в голове, пока мы гуляли по городу, рассматривали смальтовые мозаики в храме Спаса на Крови и фрески в Исаакиевском соборе, или бродили с раскрытыми ртами по императорским дворцам. Разве может человек создать такое? И разве может человек такое разрушить?! Сколько имен людей, создававших эти дома и дворцы, храмы и мосты сохранила история? И сколько имен она навсегда сокрыла в своих анналах?.. Бесспорно, всем, кто строил Петербург и стоял у его истоков (имена многих можно найти на могильных плитах некрополей Свято-Троицкой Александро-Невской лавры) стоило прожить эту жизнь. Хотя бы ради того, чтобы создать такие памятники архитектуры. Роскошные, но не пошлые, дворцы Петербурга достойны не то что царей и императоров, а самих небожителей. А вот в храмах и церквях посещают совсем другие мысли. Под взглядами святых и великомучеников, глядящих с мозаик и фресок, ты, каких бы религиозных взглядов не придерживался, начинаешь чувствовать себя маленьким и даже каким-то беспомощным. А порою и вовсе хочется разрыдаться. Экскурсовод, рассказывая уже в стотысячный раз о соборе, просит не держать голову слишком долго поднятой вверх. «-У нас здесь часто в оборок падают», - поясняет женщина. Толпы туристов снуют туда-сюда, постоянно фотографируют и ахают на своих родных языках. Самыми шумными и чувствительными оказываются китайцы. Их громкие утробные «аааах!», доносящиеся из разных уголков Исаакия, порою смешат. Да и нам самим, если честно, ничуть не стыдно стоять с открытым ртом.

Рано или поздно, после того, как немного приходишь в себя, ты начинаешь поражаться, кем нужно быть, чтобы рушить такую красоту, такое величие? Как смогло развиться такое варварство в народе, подарившем миру Гете, Бетховена и Шиллера, чтобы рушить петергофские фонтаны и дворцы, с помощью танка пытаться свалить Чесменскую колонну в Екатерининском парке Царского села и бесконечно вероломно рушить и рушить храмы? Повсюду, куда бы нас ни отвели экскурсоводы, можно было найти фотографии, каким был Петербург после войны и блокады. И то, что мы видели, никак не хотело помещаться в рамки толкования слова «вандализм»… История развивалась не по спирали, а волной, и, то прыгала до сверхлюдей-творцов, то неслась в пропасть к отметке «варвар», уничтожая подобно лавине все на своем пути. А затем снова вверх, туда, где уже корпели реставраторы. Люди кропотливо восстанавливали бесценные картины, мебель, памятники и комнаты (взять хотя бы знаменитую Янтарную комнату) и трудились, не зная сна и отдыха. Они, бесспорно, заслуживают не меньшего почета и преклонения, чем мастера, создавшие эти произведения искусства.

Вы чьих будете?

Отдельного внимания заслуживают, конечно же, местные жители. Свыше шести миллионов человек и это не учитывая туристов. Кстати, чтобы наш читатель смог вообразить себе туристические масштабы, приведем слова экскурсовода, произнесенные в большом зале Екатерининского дворца: «- Каждый день в этот зал входит 12 тысяч человек и в завершении каждого рабочего дня работники музея приходят и убирают весь дворец, чтобы каждый раз он предстал перед гостями во всем своем великолепии».

Но, вернемся к петербуржцам, коренным и «не очень». Грубияны есть везде и Питер не исключение. Но, к счастью, воспитанные отзывчивые люди в Северной столице в большинстве. Мы стояли на тротуаре, на перекрестке и четырьмя парами глаз смотрели в карту, пытаясь найти выход на станцию метро. Услышав наши рассуждения, мужчина, ожидающий разрешающего сигнала светофора, просто повернулся и «на пальцах» быстро и понятно объяснил нам, куда идти. Без всяких «понаехали тут» и высокомерия. Все-таки культурными города делают не музеи и театры, а в первую очередь, жители.

И так было всегда. Здесь жили бедные и богатые, гении и злодеи. По улицам Петрограда гуляли литературные герои и, на них же творилась история нашей страны. Недаром этот город называют колыбелью трех революций. Российские правители любили и ненавидели Санкт-Петербург, выстроенный на болотах среди непролазных чащ, а служители муз боготворили и проклинали его. Но никто никогда не был к нему равнодушен. Рассказывать о городе на Неве можно долго… Но это тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Увидеть эти дворцы и площади, услышать истории о чудесах блаженной Ксении и мистических огнях в спальне замка императора Павла I, появляющихся ежегодно в ночь убийства.

Михайловский замок - единственный замок в Санкт-Петербурге. Именно здесь в своей спальне имепартор Павел I принял свою смерть от рук заговорщиков. Смотрители музея утверждают, что в покоях до сих пор живет призрак убитого императора.
Михайловский замок - единственный замок в Санкт-Петербурге. Именно здесь в своей спальне император Павел I принял свою смерть от рук заговорщиков. Смотрители музея утверждают, что в покоях до сих пор живет призрак убитого императора. Фото: АиФ/ Дарья Крайнова

Петербург город мистический, таинственный, то гордый, то добродушный, то хмурый и дождливый, то солнечный и цветущий. И для того, чтобы увидеть Европу от Венеции до Амстердама не обязательно лететь за океан. Достаточно просто приехать в город святого Петра. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество