aif.ru counter
79

Для кого работают благотворительные организации?

О том, зачем организация, которая была создана для помощи раненым в военных действиях, существует сегодня, разговариваем с председателем Оренбургского отделения РКК Лидией БРАГИРОВОЙ.

На защите слабых

- Лидия Петровна, Красный Крест был создан в период военных действий в Европе. Тогда добровольцы помогали раненым на полях сражения. Современная ситуация в мире иная. Есть ли необходимость в вашей организации сегодня?

- Действительно, поначалу Красный Крест оказывал помощь пострадавшим в вооруженных конфликтах и внутренних беспорядках. Сегодня в мире порядка 80 «горячих точек», так что такая помощь тоже актуальна. При этом, мы заботимся и о социально незащищённых слоях населения. В центре внимания РКК оказались инвалиды и тяжело больные, беспризорные подростки и недавно освободившиеся из тюрьмы, просто малообеспеченные люди.

- Но ведь государство специально создавало ведомства, которые и должны выполнять эту работу. Зачем тогда нужны минздравы и минсоцразвития, если вы фактически исполняете их обязанности?

- Власти, конечно, оказывают своё содействие в области защиты и помощи населению. И их роль здесь всё же главная. Я не могу сказать, что мы каким-то образом подменяем государственные структуры. Скорее, мы партнеры в этой работе. Я понимаю, что чиновники тоже далеко не всё могут сделать в силу специфики их работы. Финансовая помощь от того же министерства соцразвития возможна только раз в год, а людям порой этого мало. Социальные выплаты тоже ограничены, квоты на бесплатное лечение доступны не всем. Да и добиться этой помощи зачастую довольно сложно - нужно предоставить немало справок и документов.

- Получается, что наткнувшись на закрытые двери министров, проще прийти к благотворителям?

- Порой именно так и происходит. К примеру, если к нам обратился погорелец, ему достаточно иметь при себе только акт о пожаре. Тем же инвалидам, чтобы получить заслуженные выплаты, нужно пройти кучу врачей, отстоять немало очередей из-за какой-то справки. Кроме того, государство оказывает не все виды помощи. Одеждой и продуктовыми наборами соцслужбы обычно не обеспечивают, за этим приходят только в благотворительные организации.

- Есть ли сферы, в которых Красный Крест может помочь больше, чем власти?

- Сейчас таких ситуаций мало. Вот в 90-е годы добровольцы оказывали ощутимую помощь беженцам и вынужденным переселенцам. Тогда мигрантами никто не занимался, а мы на вокзалах организовывали бесплатную юридическую помощь, кормили людей. Сегодня мигрантам уделяют больше внимания, но всё равно далеко не все их проблемы решаются. Помогаем, чем можем, приходится даже с посольствами работать, документы восстанавливать. А вот бывшими заключёнными тюрем не занимаются и сегодня.

- Но госструктуры получают серьёзное финансирование из бюджета…

- Это так, но деньги порой тоже создают проблемы. За каждый рубль чиновники отчитываются. Скорее всего, именно поэтому адресной помощи практически нет. Там проще распределить средства поровну на всех нуждающихся. Пусть крохи, но никто не обижен. А людям часто нужен именно индивидуальный подход.

Черствость - веяние времени

- Благотворительные и гуманитарные организации, в том числе и РКК, существуют на пожертвования. Как с этим обстоят дела в Оренбуржье?

- В этом плане всё довольно печально. Сегодня у нас всего 381 член областного отделения РКК и 10 юридических лиц. Мы существуем за счёт членских взносов и добровольные пожертвования. Интересно и то, что членами РКК становятся в основном малообеспеченные люди, состоятельные граждане почему-то редко обращают внимание на то, что происходит за забором их особняков. Если раньше меценатство воспринималось именно как благое дело, то сегодня на тех, кто помогает нуждающимся, смотрят косо. Не модно это, что ли…

- В чём же причина такой черствости?

- Знаете, живя за чертой бедности и в окружении проблем, трудно думать о ком-то, кроме себя и своих близких. Я это понимаю и не осуждаю людей. Нам свойственно сначала преодолевать свои трудности, а потом уже помогать другим. Оренбуржцы, да и россияне в целом, ещё не достигли того уровня качества жизни, когда не думаешь о том, что ждёт в будущем, на что кормить семью и как обеспечить детям безбедное существование. Да и переход к рыночной экономике серьёзно повлиял на менталитет. Безвозмездно сегодня практически ничего не делается. Люди думают, что заплатив членский взнос, внеся копейку в какое-то дело, он обязательно должен получить какую-то отдачу. Причём именно в материальном плане, чувство милосердия и понимания того, что ты просто помогаешь людям, сегодня мало кого удовлетворяет.

- Можно ли исправить ситуацию?

- Конечно можно, но для этого нужно сделать так, чтобы в стране наконец-то появился средний класс, чтобы люди не боялись будущего. Вот тогда мы снова будем обращать внимание на тех, кто остался без крова, болен или кому просто не с кем поговорить.

ДОСЬЕ

Лидия БРАГИРОВА родилась в Оренбурге. Получила высшее медицинское образование. Работала главным врачом в Казахстане, после возвращения в Оренбург занимала должности заместителя главного врача городской больницы №3, позже стала заместителем главы городского отдела здравоохранения. С 1989 года на общественных началах заняла пост председателя Оренбургского отделения РКК, совмещая его с работой в министерстве социального развития региона. Награждена нагрудным знаком «Золотое сердце», медалью Императрицы Марии Федоровны и др.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...
ОПРОС

Как вы считаете, почему в этом году в Оренбурге так много комаров?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах