Примерное время чтения: 5 минут
335

Навалились всем миром. Оренбуржец о том, кому противостоит Россия в СВО

Навалились всем миром. Оренбуржец о том, кому противостоит Россия в СВО.
Навалились всем миром. Оренбуржец о том, кому противостоит Россия в СВО. / Vitaly V. Kuzmin / ru.wikipedia.org

Участвующий в спецоперации на Донбассе оренбуржец рассказал о боевом братстве российских военных, потерях товарищей и тех, кто воюет против России под эгидой нацизма. Рассказ бойца был записан в госпитале Вишневского в Москве, куда Ахсата Хасенова привезли с ранением.

Живой щит южных рубежей страны

События на Донбассе — не первые военные действия для Асхата. В пекло он попал сразу после срочной службы — отправился в военкомат и законтрактовался в Чечню. На протяжении двух лет контрактник Хасенов вместе с разведчиками воздушно-штурмовых поисковых групп 46-й бригады преследовал ваххабитов по всему Кавказу.

— Мы работали в Нальчике, Кизляре, Орджоникидзевской станице, зачищали аулы, вскрывали бандитские «лежки», искали схроны с оружием и взрывчаткой, — передает слова ветерана боевых действий «Московский комсомолец».

Мужчина вспоминает, что охота шла и за ними. Поэтому российским военным приходилось передвигаться на гражданских машинах — фурах, «буханках», молоковозах и рефрижераторах.

По словам Ахсата, враг был не глуп. У ваххабитов на Кавказе хватало своих агентов. Как и у русских. В те годы Кавказ раскололся на два лагеря: одни поддерживал ваххабитов, другие их ненавидели и оттого снабжали военных информацией. О той войне Ахсат говорит так: «Мы ощущали себя живым щитом южных рубежей страны. Одна эта мысль поднимала над землей».

После войны в Чечне парень, которому даже не всегда продавали сигареты в магазине из-за молодости, стал ветераном боевых действий.

Женщины Донбасса крестили хоть и мусульманин

После Чечни Ахсат переехал в Москву, устроился работать на мясокомбинат и задумался о женитьбе. Все планы перестроил Крым, а затем Донбасс, который теперь надо было вырывать из окровавленных когтей нацистов.

Соратники Ахсата по Чечне незамедлительно отправились туда добровольцами и прислали товарищу весточку с приглашением. Письмо застало мужчину в гостях у родителей в Оренбуржье. Наскоро попрощался с мамой и отправился на свою вторую войнную кампанию.

«На Донбассе местные встретили как родного, — вспоминает оренбуржец. — Как своего спасителя встретили. Женщины обнимали, плакали, крестили меня, мусульманина. Из дома для меня несли последнее», — рассказывает мужчина.

После прибытия на Донбасс Ахсат попал в батальон «Восток» разведчиком.

«Нацики — звери. Нелюди»

С началом СВО в 2022 году мужчина оказался в бригаде «Пятнашка» под командованием «Абхаза». В составе бригады находился друг Хасенова с позывным «Шах». Его Ахсату пришлось провожать в последний путь…

Еще один друг оренбуржца — пулеметчик с позывным «Шаман» — находился в составе отряда «Барс-13». Его жизнь оборвала прилетевшая в окоп мина.

О методах ведения боя бойцами ВСУ Ахсат рассказал отдельно.

«В ближнем стрелковом бою они себя проявить не могут. Начинают откатывать. За артиллерию прячутся. А арта уже по их наводке начинает издалека накидывать на наши позиции. Так же себя ведут поляки, американцы, другие наемники. Это вообще западная тактика боя», — говорит боец.

Но если военная тактика врага — это «вынужденная мера», продиктованная реальностью, то ненормальную болезненную жестокость в отношении противника нельзя оправдать ничем.

«Нацики — звери. Нелюди. Больные какие-то. Их патологическая жестокость не знает предела. Мы их называем «немцы». Но при нашем жестком штурме они тоже включают заднюю. Хотя и цепляются за свои позиции, и «кусаются» до последнего. И оборудуют позиции грамотно», — характеризует врага Хасенов.

«Они ненавидят нас животной ненавистью»

Ранение, с которым оренбуржец сейчас находится в госпитале в Москве, получил в бою на Запорожском направлении. После атаки дрона-камикадзе Ахсата ударило взрывной волной, мелкие осколки попали в ногу, голову, челюсть.

«Я упал, расстегнул бронежилет, выплюнул зубы... и потерял сознание. А потом нам стала накладывать арта. Поперла пехота. Судя по всему, поляки. «Поддавач, российски!» («Сдавайтесь, русские!») — это их излюбленная фраза», — вспоминает боец.

Спасли Ахсата его товарищи, мощным стрелковым боем осадившие нападавших. Перемотав раненных под огнем, мужчины вызвали эвакуацию. На протяжении двух суток Ахсат находился в коме.

В моменты, когда память прогоняет перед глазами лица погибших товарищей, Ахсата спасают только мысли о родных, о семье. И братья по оружию.

«Почему мы воюем? На нас накинулась свора взбесившихся людоедов. Пускать сюда эту нечисть нельзя. Они ненавидят нас животной ненавистью. И навалились на нас там, на Украине, всем миром. Кого я там только не видел: американцы, англичане, немцы, французы, негры… В некоторых частях и украинцев-то уже не осталось. Одни наемники. Негров в солнечный день хорошо видать с квадрокоптеров — по цвету кожи. И бегают они по-другому, не так как европейцы. Поляков вообще навалом.

Эти людоеды не остановятся ни перед чем. Если мы их сами не остановим», — уверен боец.

Все мольбы родной матери вернуться к мирной жизни Ахсат вынужден оставлять без желаемого ответа. И мужчина знает, почему он не оставляет свое ремесло. Есть вещь, которые превыше смерти и страха перед ней.

«Почему я воюю? Почему не послушал родных? Но ведь гибли и до нас. На нашей великой и незащищенной равнине, на наших просторах было всякое. Но никогда не иссякали наша вера, наше упорство, наша любовь. И мы рождены в этой вере и любви к стране, где жизнь тяжела, но где наш дом, наши могилы, наше небо. И мы, как и деды наши, воюем сейчас за то, чтобы само имя России не померкло», - говорит Асхат.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах