aif.ru counter
310

«Хочу, чтоб фамилия стала брендом». 31 января - Международный день ювелира

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ в Оренбуржье 29/01/2020
Изготовление ювелирного изделия - завораживающий процесс.
Изготовление ювелирного изделия - завораживающий процесс. © / Из личного архива

Когда появились украшения, наверняка никто не скажет. Найденным в Марокко панцирям моллюсков, соединённых так, что их можно было носить как бусы, больше ста тысяч лет. Наверное, первое время, это были скорее всего обереги, амулеты. И лишь спустя несколько веков люди стали украшать себя изделиями, от изысканности которых и сейчас захватывает дух.

От ракушек до Фаберже

Многие исследователи считают, что начало современному ювелирному искусству было положено в Египте. Именно там ремесло по обработке драгоценных металлов и камней перешло в профессию, причём, почитаемую и очень востребованную.

В Греции и Риме золотые ювелирные изделия носили даже не очень богатые люди, а традиция использовать золото в декорировании мебели и предметах домашнего обихода становилась повсеместной.

История украшений
Бриллианта «Сердце океана» на самом деле не было, но после выхода на экраны фильма Джеймса Кэмерона многие захотели иметь такое украшение. Блуждающая жемчужина – перегрина, возраст которой по самым скромным подсчётам – около 500 лет, - побывала на груди многих королевских персон, в том числе и у Наполеона III, украшала герцогские наряды, терялась в Букингемском дворце на балу и в конце концов прекрасная жемчужина грушевидной формы стала подарком ко дню Святого Валентина для Элизабет Тэйлор.

То, что многие известные ювелирные изделия сейчас хранятся в музеях, говорит о том, что человечество относится к ним в первую очередь, как к предметам искусства. Изделия мастерской Карда Фаберже, даже если бы они были изготовлены из металла и полудрагоценных камней, всё равно стали бы произведением искусства. Золото и бриллианты добавляют им шика и стоимости, но имя Фаберже сохраняется благодаря также и инженерной уникальности его шедевров.

Опыт и молодость

Юрий Евгеньевич Кудрин занимается ювелирным делом уже порядка 20 лет. В молодости получил медицинское образование, устроился работать на станцию скорой помощи. Дежурство было сутки через трое, решил заняться ювелирным делом, чтобы иметь дополнительный заработок. Дома оборудовал себе рабочее место, параллельно обучался чему-то новому. Постепенно эта работа стала приносить основной доход, и через несколько лет он оставил работу врача.

Отец и сын Кудрины - сплав опыта и новых технологий.
Отец и сын Кудрины - сплав опыта и новых технологий. Фото: Из личного архива

«Я лет с одиннадцати почти всё свободное время проводил в ювелирной мастерской, – рассказывает его сын Антон Кудрин. – Отец научил меня простому плетению, я собирал из звеньев цепочки, браслеты. Это можно было делать и дома. На работу, которую отец делал минут за сорок, у меня уходило больше двух часов.

Но постепенно с опытом и я научился делать всё быстрее.

Потом уже приходя в мастерскую, мне доверяли из золотого слитка катать на вальцах проволоку, тянуть через специальные фильеры – это такой неквалифицированный, скажем так, труд, без которого не обойтись, но выполнять его ювелиру с большим опытом уже неинтересно. Мне за это платили. Я учился в 9 классе, и это были необходимые карманные деньги, заработанные самостоятельно».

Потом был институт, Антон должен был стать специалистом по защите информации, изучал организацию и технологии. На втором курсе хотел перевестись на заочное отделение, потому что понимал, что ювелирное дело станет основным в его жизни. Но родители, воспитанные на убеждениях советских времён, настояли на очном обучении. Антон, как сын, уважающий отца и мать, уступил.

«Я не могу назвать себя ювелиром, – продолжает Антон. – Я кое-что умею, конечно, делать, но главную роль, когда стали работать с отцом, видел не в этом. Мне хотелось как можно эффективнее организовать процесс. Было время, когда нам принадлежало несколько точек в разных районах Оренбурга. У наших мастеров был каталог, по которому делали ювелирные изделия, ремонтировали то, что приносили. В 2015 году, когда доллар вырос стремительными темпами, покупательская способность упала. В таких условиях мне пришлось думать, как удержать бизнес».

Конкуренция двигает

Было время, когда изготовить кольцо или цепочку в мастерской было дешевле, чем приобрести готовое изделие в магазине. Золото переплавлялось, в ход шли «бабушкины» кольца или подвески, которые молодёжь носить не хотела. Потом была «эра» золотых цепей и крестов таким весом, которых промышленность просто не выпускала.

К ювелирам обращается тот, кто хочет иметь изделие
К ювелирам обращается тот, кто хочет иметь изделие "не как у всех". Фото: Из личного архива

«Мы не хотели работать на мелких ремонтах и чужом каталоге, – признаётся Антон Кудрин. – Заработать, имея много точек в разных концах города – это, во-первых, утопия, во-вторых, никакого творчества и самореализации. Я начал понемногу делать рекламу. Куда приходили те, кто видел рекламу? На точку, которая расположена где-то под лестницей на территории рынка. А мне хотелось презентабельности и эргономичности».

Для всего этого пришлось окунуться в вопросы, с которыми никогда раньше не приходилось сталкиваться: писать стратегию развития, оборудовать офис для работы с клиентами, а рядом – мастерскую, искать на всё это средства.

Риски никто не отменял. Сейчас масс-маркет настолько лоялен к покупателю, так гибок в предложениях и ценообразовании, что про изготовление колец, цепочек, подвесок или серёг в частном порядке люди вспоминают всё реже.

«Мне что-нибудь, не знаю, что» – это не к нам, – говорит Антон. – «Что-нибудь» проще выбрать в магазине, благо выбор просто неограниченный. К нам – это когда человек не просто хочет что-то не такое, как у всех, а имеет представление о конечном результате. Сейчас в Интернете можно найти всё, что захочешь. Клиенты приходят с распечатанными картинками, с рисунками «от руки». Мастер уточняет все тонкости, а для получения желаемого результата у нас есть 3D принтер».

Идет процесс 3D моделирования.
Идет процесс 3D моделирования. Фото: Из личного архива

Многое из того, что сейчас задействовано в бизнесе, отец и сын осваивали самостоятельно. Антон научился делать сайты, освоил 3D-моделирование. Юрий Евгеньевич скоро едет на обучение на геммолога – специалиста по камням.

Этот союз молодости и опыта даёт свои результаты. Самый главный, из которых, пожалуй, – самореализация и развитие.

«Я не жду, что кто-то преподнесёт мне что-то на блюдечке, – говорит Антон. – Наше дело не относится к социально-значимым проектам, хотя мы отзывались на предложение устроить экскурсию для особенных детей и всегда готовы идти навстречу таким мероприятиям.

Коллекция, которую делали в прошлом году, сегодня уже кажется слишком простой, неактуальной. Значит, надо придумывать новую, идти вперед. Мы хотим, чтобы наша фамилия стала брендом. Почему нет? Ведь ювелирное дело – уже сто процентов – дело моей жизни». 

"Ювелирная работа" - метафора, давно вышедшая за рамки профессии. Фото: Из личного архива
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах