1142

Село против закона? Чем не угодила власти восстановленная церковь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ в Оренбуржье 01/02/2017
5 лет назад церковь была на грани полного разрушения.
5 лет назад церковь была на грани полного разрушения. пресс-служба Оренбургской епархии

В областном минкульте посчитали, что строительные работы на объекте культурного значения выполнялись без проектной документации, необходимых разрешений и согласований. Корреспондент «АиФ Оренбурге» разбирался в ситуации.

Переживший бунты

Ильинскую крепость основали в 1742 году. Через два года в ней возвели храм Илии-пророка. В крестьянскую войну крепость дважды брали повстанцы (один раз даже сам Пугачев). Погибло почти все население. Сожженную деревянную церковь селяне восстанавливали уже в камне целых десять лет с 1828 по 1838 год. В 1837 году казачью станицу Ильинку во время путешествия по России посетил цесаревич Александр Николаевич в сопровождении поэта Василия Жуковского. Также они останавливались и в станице Подгорное. Немым свидетелем тех лет остался храм пророка Илии.  

В 1918 году комсомольцы практически разрушили церковь: сняли купола (только один им был не под силу), кресты, жгли иконы и утварь. В храме устроили зернохранилище. В 70-е годы сельчане обращались в Москву в правительство за разрешением восстановить церковь: препятствовать им не стали, но и деньгами не помогли, а народ не потянул. Храм медленно рассыпался. Кажется, мог дунуть ветерок, и от него бы ничего не осталось. На фотографиях видно, какими хрупкими стали его последние стенки… Там уже не было крыши, внутрь забредала скотина, здесь собирались любители выпить. Из дома Божия он превратился в непотребное место. Сельчане больше не могли этого терпеть и в 2011 году, после того, как зарегистрировали приход, начали собирать деньги на восстановление храма.

Сельчане дали Ильинскому храму вторую жизнь.
Сельчане дали Ильинскому храму вторую жизнь. Фото: пресс-служба Оренбургской епархии

«Сначала мы вычистили его изнутри. Потом всем селом устраивали субботники. Вывезли КамАЗов 10, если не больше, мусора», - рассказывают прихожане. – «У нас не было денег полную реставрацию (на изготовление особенных кирпичей, или известкового раствора на яйцах). Наша задача была укрепить своды, стены, колокольню».

Они откладывали со своих зарплат и пенсий. Немало жертвовало духовенство Орской епархии. Помогали предприниматели, а также проезжающие мимо путники оставляли в кружке деньги. Начались реставрационные работы. Как раз тогда в Ильинку и Подгорное приезжал губернатор Юрий Берг. Тогда он отметил: «Областные храмы - памятники истории и культуры - это духовное наследие оренбуржцев, а потому будут приложены все усилия в деле их восстановления и реставрации».

«Долгое время - несколько лет - наши действия не вызывали никаких недоумений со стороны государственных органов: на словах выражалось глубокое удовлетворение, имели место и обещания поддержки», - рассказывает владыка Ириней, епископ Орский и Гайский. – «В то же время, во многом по инициативе самих жителей, храм взяло «под защиту» государство, оформив его памятником архитектуры и, соответственно, приняв на себя обязательства по сохранению. Однако никаких действий со стороны государственных органов не последовало. Ильинцы продолжали работу самостоятельно».

«Бюджет не располагает»

Ильинцы и священнослужители тогда спасли храм от полного разрушения. Но осенью прошлого года по обращению Управления ФСБ России по Оренбургской области  в село приехала проверка прокуратуры и министерства культуры Оренбургской области. Министерство установило, что «строительные работы на объекте культурного значения «Церковь» выполнялись без проектной документации, необходимых разрешений и согласований Госоргана».

Обновленный храм стал центром жизни села.
Обновленный храм стал центром жизни села. Фото: пресс-служба Оренбургской епархии

«Учитывая наличие нарушений законодательства, материалы проверки вместе с протоколом об административном правонарушении направлены в суд для принятия решения о привлечении к административной ответственности лица, совершившего правонарушение, - сообщили в министерстве».

Изначально министерство подавало в суд на юридическое лицо в виде зарегистрированного прихода (Ильинский храм относится к Медногорскому храму святителя Николая). В связи с большой суммой штрафа иск оформили в отношении старосты прихода (физическое лицо). Однако в Кувандыкском районном мировом суде в деле нашли немало несоответствий, рассказывают в церковном приходе, и судебный процесс на какое-то время приостановили.

«Безусловно, епархия будет выплачивать все штрафы», - комментирует настоятель храма иерей Максим Малюта. – «Но помимо них нас вынуждают провести комиссию по оценке памятника культурного наследия, а затем оформить проект на уже отреставрированный храм. Сколько это будет стоить? А ведь мы ничего не меняли, когда восстанавливали храм. Мы просто укрепили стены, своды, сделали кровлю, чтобы он не упал. Ничего не вносили, не изменяли», - продолжает священник. – «Если бы население села не начало работу, то храм бы просто рухнул и перестал существовать. От администрации округа и министерства культуры за все это время не было оказано никакой помощи, все делалось на средства и пожертвования прихожан».

В селе не понимают, почему за четыре года работ к ним ни разу не обратились сотрудники министерства с замечаниями. Наоборот, они слышали похвалу. В министерстве оправдывались тогда: у нас столько памятников, восстанавливать храм - не в состоянии, много другой работы. 

От памятников к новоделам?

После проверки все село написало письмо губернатору с просьбой о помощи (под ним 700 подписей). Но ответ пришел опять из того же минкульта за подписью министра Евгении Шевченко: «Мотивы деятельности прихожан и жителей села понятны и по-житейски оправданны. Вместе с тем необходимо понимать, что требования законодательства должны соблюдаться, а их несоблюдение влечет ответственность. Министерство, как государственный орган охраны объектов культурного наследия, не ставит перед собой цели воспрепятствовать восстановлению храма, но обязано направить эту деятельность в правовое поле и готово оказывать любую консультативную и техническую поддержку. В материальной помощи отказали: «бюджет области не располагает необходимыми для этого средствами».  

«Дорогие друзья, если даже в областном бюджете нет таких сумм, откуда же им взяться у простых селян? Но, в конце концов, не из их ли налоговых взносов формируются бюджетные фонды?! В общем, вопросов возникает немало, - комментирует епископ Ириней». – «Да, с нашей стороны есть понимание, что существуют законодательные ограничения, в рамках которых действуют представители министерства культуры. Но, к сожалению, эти законодательные рамки ведут лишь к тому, что ни государство, ни, как выясняется, сами граждане не могут способствовать сохранению памятника архитектуры, о котором так усердно ратует министерство. Пока изыскиваются огромные средства, необходимые для соблюдения всех требований законодательства, наши памятники элементарно разрушаются, и в скором времени восстанавливать будет просто нечего. В таком случае, при самых благоприятных условиях, будут возводиться новые храмы, уже действительно «новоделы» - но, думается, что это не самый лучший выход из ситуации. Аналогичное положение и с разрушающимся храмом в поселке Подгорное Кувандыкского района: здесь мы также оказались, по сути, заложниками законодательных норм. Люди снова поставлены перед необходимостью ждать… Чего - пока тоже не совсем ясно, а время идет. Хочется верить, что благие стремления людей восстанавливать порушенные святыни, сохранять национальное духовное и культурное достояние, не будут окончательно «утоплены» в бюрократических волокитах. Мы все искренне надеемся на поддержку и скорое благоприятное разрешение этих затруднений».

Храм в селе Подгорное тоже дышит на ладан и ждет рестоврации.
Храм в селе Подгорное тоже дышит на ладан и ждет рестоврации. Фото: пресс-служба Оренбургской епархии

Бюрократические издержки

Отравленное потребительским отношением к жизни общество со временем все-таки порождает инициативных людей… целое село! Ильинцы отстраивают, спасая практически уничтоженный храм. Свой собственный. Не ожидая от кого-либо помощи.  Для чего нужны эти бюрократические издержки? Храм готов, а закон требует проекта.

Ильинцы в отчаянии: «У нас душа болит. Не знаем, что дальше делать. С горечью мы смотрим друг на друга. Разве плохо, что церковь засияет крестами и куполами, люди потянутся. Раньше проходили, кто с горечью, кто отворачивался. Теперь крестятся, на службы ходят (может, у кого что-то в душе изменится). Мы ведь в селе общались в тяжелые времена, а потом все заперлись дома, телевизор, огород. А тут в церкви встречаемся, делимся друг с другом радостями и горестями», - делится Николай Киньшаков, староста Ильинского прихода. -  «У нас не было денег на полную реставрацию, но мы ведь старались уберечь храм, чтобы на него могли смотреть будущие поколения. И сейчас нет денег на эту комиссию, проект… Жалко… Надо, чтобы нам пошли на уступки».

В селе Подгорном того же района в угнетенном положении доживает второй век еще один храм. Что же ждет его?

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах