523

Забрать нельзя оставить детей в семье. Где ставят запятую власть и общество

Пока взрослые решают, кто и в чем виноват, страдают дети.
Пока взрослые решают, кто и в чем виноват, страдают дети. / Анна Прибылова / Коллаж АиФ

О том, как забирали четверых детей из семьи Алены Лихтенвальд, знает уже вся страна. Второго мнения по поводу силы, которую двое полицейских применили к молодой женщине, в обществе нет – такого быть не должно. Детский плач, вырванная из рук матери годовалая девочка и наручники… Кто виноват и что с ними делать – выясняют Следственный Комитет и прокуратура области. Но по ситуации в общем мнений много, и совершенно противоположных.

Если бы не камера

В посёлок Тюльпанный Домбаровского района семья Алёны Лихтенвальд и Николая Саморока приехала три года назад. На средства материнского капитала купили старый дом. Продавец, который оказался даже не хозяином, а посредником, обещал через пару месяцев подвести газ и воду, но как только деньги маткапитала были перечислены, испарился вместе с обещаниями. Семья в Тюльпанном жила наездами, время от времени квартировали у родных в Орске. Понемногу приводили в порядок дом – Николай, как смог, заменил проводку. А попросить помощи решил так, как часто делают в последнее время молодые: снял видео и выложил в Сеть, назвав это обращением.

«Вот у нас проводка такая, неизолированная, – говорит за кадром Николай. – Провода висят. Здесь щель. Перекладина на крыше лопнула. Мы несколько раз обращались к администрации. Сказали – делайте своими силами. Просили разрешения на улучшение жилищных условий, но нам не разрешили».

С местными медиками у семьи тоже отношения не сложились. Врачи утверждают, что мама не пускала их осматривать детей, Алёна рассказывает историю, как не могла дождаться прихода фельдшера, когда у сына поднялась температура, а позже выяснилось, что у ребёнка – пневмония. Когда пришлось доказывать свою правоту, у родителей было только их слово против слов медиков. Тогда и решили установить в одной из комнат камеру, чтобы были доказательства.

24 апреля межведомственная комиссия обследовала дом многодетной семьи и вынесла решение: «Жилое помещение не пригодно для проживания, жилищно-бытовое состояние неудовлетворительное».

Детей из дома забирали потому, что постановление об отобрании – именно так на юридическом языке звучит процедура изъятия детей из семьи – подписал глава администрации района Валерий Швиндт. «В целях предотвращения непосредственной угрозы жизни и здоровью несовершеннолетних». Подписан документ 25 мая 2020 года, и в тот же день в дом Алёны пришли работницы опеки и полицейские.

К слову, копии постановления об отобрании были направлены в правительство области, районную прокуратуру и отдел образования, в Домбаровский поссовет и комплексный центр социального обслуживания населения. Имени детского омбудсмена области Анжелики Линьковой среди адресатов нет. Хотя это дело в первую очередь касается прав девочки Саши 2016 года рождения, Ники, которой в мае исполнился год, двухлетнего Никиты и Никона, который родился 14 марта. То есть, когда его забирали у мамы, ему было чуть больше двух месяцев. Запись видеокамеры и стала основным поводом для проверки и «охранной грамотой» для Алёны, у которой, кроме её слов и слёз, есть видео действий опеки и полиции.

Лучше сто раз увидеть       

На запрос редакции администрация района ответила: «С Алёной Юрьевной проводились профилактические беседы по уходу за детьми должным образом, о профилактических мероприятиях в отношении здоровья детей, о санитарно-гигиенических условиях проживания несовершеннолетних». В доме, куда воду носили вёдрами из колонок, такие беседы, наверное, не очень помогали молодым родителям. Трубы с водой и газом пригодились бы намного больше, но как ответил на запрос В.И. Швиндт, будучи ещё главой района: «Семья Лихтенвальд за материальной помощью и за оказанием помощи по ремонту дома за все эти годы не обращалась». Предложить помощь со своей стороны власть за три года знакомства с многодетной семьёй тоже не посчитала нужным. 

Одним из первых, кто встретился с Алёной и Николаем, был руководитель движения «Антидилер», известный в области общественник Денис Терсков.

-За шесть часов общения у меня не возникло сомнений, что родители адекватные и любят детей, – рассказывает Денис. – С домом есть некоторые проблемы, но они решаемы. Удивляет позиция министерства образования, которое делает выводы об асоциальности, так и не увидев семью лично».

На самом деле министр образования региона Алексей Пахомов и уполномоченный по правам ребёнка Анжелика Линькова были в Тюльпанном, но дома никого из родителей не застали. Зато поговорили с местной опекой, медиками и районными властями и сделали свои выводы. Алексей Пахомов назвал отобрание «единственно возможной адекватной мерой» и настаивал на этой позиции, участвуя в программе на Первом канале.

Омбудсмен Анжелика Линькова защищала семью, говорила, что изымать детей не было особой необходимости, что многодетные родители не дождались помощи, а старый дом – не повод забирать у них маленьких сыновей и дочерей. Ведь до этого семья как неблагополучная на учёте в органах опеки не состояла. 

ПОЗИЦИЯ
Анна Межова, руководитель фонда «Сохраняя жизнь»: – Сейчас все выясняют неприятные подробности из жизни семьи и мусолят их. А мне очень хотелось бы поговорить про детей. Дело не в том, какая семья. Нужно просто понимать – есть ли в этой семье угроза для их жизни или нет. И если угрозы нет, то им необходимо быть с родителями. Главное – детям очень нужна помощь психологов. Потому что травма от такого изъятия – огромна.

Появляются вопросы и к местному отделению Пенсионного фонда, у которого не возникло вопросов к покупке на средства материнского капитала многодетной семьёй жилья, ставшего через три года непригодным и опасным для проживания. Как сообщили нашему корреспонденту в администрации, в Домбаровском районе с помощью маткапитала в 2018 году приобрели жильё 68 семей, в 2019 – 44. Отличные показатели. Однако стоимость в 450 тысяч рублей дома без воды и газа в населённом пункте, где несколько десятков жилых дворов, а ближайший детский сад – в пяти километрах, выглядит завышенной. За ту же цену на сайтах объявлений выставлены куда более уютные дома в Тюльпанном. 

Вы рожайте, мы поможем

В Оренбургской области за 18 лет – с 2000 по 2018 год – прирост населения наблюдался лишь четыре года подряд – с 2011 по 2015, и самым большим был в 2013 году – 1 838 человек. Самая высокая убыль отмечена в 2001 году: в регионе умерло на 10 432 человека больше, чем родилось. Ежегодно население сокращается в среднем на 4 тысячи человек. За 20 лет – с конца девяностых – с карты области исчезло около 80 деревень.

Государственная политика последних лет направлена на то, чтобы семьи не боялись заводить детей. Двоих, троих – сколько душа пожелает и если позволяет карман. Материнский и региональный капиталы, всевозможные меры поддержки – от субсидий за жилищно-коммунальные услуги до выделения бесплатных земельных участков под строительство жилья. «Вы рожайте, мы поможем!» – складывается впечатление у молодых. Возможно, порой возникают даже иждивенческие настроения. Как отметила в интервью министр здравоохранения региона Татьяна Савинова, к семье есть серьёзные претензии: «Это касается вопросов содержания детей. Никто не требует от родителей дорогих пелёнок. Пелёнки должны быть чистыми».

И сейчас межведомственная комиссия разработала для семьи Алёны и Николая и их пятерых детей индивидуальный план профилактической работы. На первом месте – решение жилищного вопроса, помощь в ремонте дома предлагают общественники. Психологи готовы работать с семьёй, волонтёры – помогать в домашних делах. Семьям, проживающим на селе, могут в рамках социального контракта выделяться средства на приобретение животных для подворья – от коровы до кроликов и пчёл.

Главное – желание самих родителей становиться лучше и делать для своей большой семьи дом уютным и безопасным. 

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах