aif.ru counter
386

Продан каждый клочок земли. Как дальше будет застраиваться Оренбург?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ в Оренбуржье 03/10/2018
«Когда все продается и покупается, начинается чехарда».
«Когда все продается и покупается, начинается чехарда». © / Анна Жураковская / АиФ

Что такое застройка по генеральному плану? Что включает в себя понятие «комфортная городская среда»? Куда дальше будет разрастаться областной центр? Ответы на эти и другие вопросы корреспондент «АиФ Оренбург» искал вместе с заслуженным архитектором России, главным архитектором Оренбурга с 1980 по 1990 годы Александром Агафоновым.

Все по плану

Евгения Чернова, «АиФ Оренбург»: Александр Иванович, скажите честно, вам нравится, как сейчас выглядит Оренбург?

Александр Агафонов: Я очень люблю Оренбург, у него очень хорошая планировка, а историческая застройка даже вошла в список памятников культуры страны. Я считаю, что все это благодаря тому, что центр и большая часть города строилась по генеральному плану. Но в последние десятилетия вид города начал серьезно портиться. Виной тому - застройка без какого-либо плана, появление точечных строек, сегодня строят как хотят и где хотят.

Еще в советское время город начал активно расти на север. Так появился сегодняшний Степной, который изначально рассчитывался на то, что в нем будет проживать 120 тысяч оренбуржцев. Здесь появились пяти- и девятиэтажки, широкие улицы такие как проспект Дзержинского. Самое главное, что здесь все строилось по генеральному плану, который предусматривал не только застройку, но и благоустройство территории.

- Но сегодня так много говорят про благоустройство. Даже целый проект по формированию комфортной городской среды запустили.

- Говорить-то говорят, но на деле не все так радужно. Пройдитесь по старым дворикам в том же Степном или на улице Промышленной, к примеру. Там тихо, много зелени, есть детские площадки, с парковками проблема, но это из-за того, что их строили с учетом другого количества машин. А после этого загляните в новый микрорайон в так называемом «Мертвом городе». Сплошные дома, нет ни рекреационных зон, где можно погулять с детьми и отдохнуть взрослым, с парковками те же проблемы, хотя уже должны были учесть, что количество машин растет, но мне больше всего бросается в глаза то, что там во дворах совершенно нет деревьев.

Современные стройки - это прибыльный бизнес, где все продается и покупается.
Современные стройки - это прибыльный бизнес, где все продается и покупается. Фото: АиФ/ Константин Деревягин

Благоустройство без комфорта

- Почему такая разница?

- Все дело в том самом генеральном плане. По нему в строительстве предусматривается все: не только дворики и парковки, но и общественные места - парки и скверы, а также так называемое общественное здание с магазинами, ремонтными мастерскими, парикмахерскими и даже кинотеатрами. Сегодня это обычно большой торговый комплекс. Исходя из количества проживающих в микрорайоне, рассчитывали количество детских садов, школ, обязательно должна была быть поликлиника. Именно так спроектирован Степной. Там много жилой застройки, есть торговый комплекс на проспекте Дзержинского, детские сады и школы, больницы. Есть и парк, хотя его все же не удалось довести до ума.

По плану он должен был быть в два раза больше, но половину отдали под застройку микрорайона МЖК, еще около 8 гектаров - под православный храм. В этом парке так и не посадили ценные породы деревьев, в основном это остатки от бывшей на его месте лесополосы. В парке нет центрального входа, да и сам он в итоге получился зажатым между самыми разными зданиями. Но, так или иначе, по плану он предусмотрен.

Сегодня строительство идет как попало. Где нашли свободный участок, там и строят, ни о каком благоустройстве здесь и речи вести не стоит.

К слову, сегодня много говорят о комфортной городской среде. Этот термин также существовал в советское время. Он включал в себя не только облагораживание общественных мест и дворовых территорий, как это делают сегодня. Комфортно в городе будет жить тогда, когда жителям не нужно будет тратить по два часа времени на дорогу до социальных объектов и собственного места работы. А сегодня мы все вынуждены возить детей в сад на другой конец города, потому что только там есть место; ездить в офис в центр из отдаленного микрорайона, потому что там не предусмотрены здания для размещения рабочих мест; искать места отдыха и развлечений далеко от дома, потому что они сосредоточены в центре города. О каком комфорте после этого можно говорить?

Жилая часть дома огорожена от нежилой бетонным забором.
Жилая часть дома огорожена от нежилой бетонным забором. Фото: АиФ/ Полина Седова

Стройка как «горячая точка»

- Городские власти оправдывают точечную застройку тем, что в городе не осталось свободной земли.

- Так и есть, сегодня в Оренбурге продали каждый клочок земли. В 90-е годы, когда землю превратили в товар, предприниматели начали скупать самые ценные места. так в частных руках оказался участок с так называемой обкомовской дачей, начали распродавать участки по улице Чкалова, а когда все продается и покупается, начинается чехарда.

По генплану еще 1985 года, застройка микрорайонов города должна идти на северо-восток, то есть за Загородное шоссе. Но это сельскохозяйственные земли. Там было 3 тысячи га, которые государство отдало в пользование совхозу «Овощевод», который кормил в то время весь город. Но совхоз обанкротился. Он должен был, насколько мне не изменяет память, 51 миллион. В счет погашения этого долга земли продали в частные руки. Для сравнения один заказчик в Бузулуке выкупил за 51 млн меньше гектара. Вот такой нонсенс. Теперь стройку в этом направлении могут вести только частники.

Есть еще один вариант дальнейшего разрастания города - это направление в сторону Сакмары и за нее. Но это очень большие деньги, потому что там нужны инженерные коммуникации прокладывать, а делать это через реку дорого. Вот город и пошел по пути меньшего сопротивления - строит там, где появилось место. Отсюда и весь хаос. Хотя даже точечно можно решить вопрос с теми же парковками, поскольку у города просто нет свободной земли, нужно серьезно рассмотреть вариант строительства многоуровневых парковок.

- Сегодня на уровне региона заговорили о том, что нужно вернуть градостроительные советы. Как это поможет исправить ситуацию?

- Чтобы ответить на этот вопрос, я просто расскажу, как мы работали раньше. С 1975 по 1980 год я работал в «Оренбурггражданпроекте». У нас там был свой архитектурный совет. Обсуждали все. Потом документацию выносили на градостроительный совет. Потом - на областной совет. И были случаи, когда я возил микрорайоны на утверждение в Госстрой РФ. Сегодня градостроительных советов нет. То есть, один человек может решать все. Это или главный архитектор города, но он подчиняется заместителю главы города по строительству, или глава города. Как они это обсуждают, мне неизвестно.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах