Примерное время чтения: 19 минут
553

Быть готовым ко всему. Следователь — о том, какие люди нужны комитету

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аиф в Оренбуржье 02/08/2023
Быть готовым ко всему. Следователь — о том, какие люди нужны комитету.
Быть готовым ко всему. Следователь — о том, какие люди нужны комитету. СУ СК РФ по Оренбургской области

25 июля отмечается День сотрудника органов следствия России. О специфике работы следователей, методах борьбы со стрессом, важных качествах и требованиях к кадрам корреспонденту «АиФ-Оренбург» рассказал первый заместитель руководителя СУ СК РФ по Оренбургской области Дмитрий Ибраев.

Прогресс на службе у следствия

— Дмитрий Викторович, как за девять лет изменилась работа и возможности следственных органов?

— На мой взгляд, изменились на порядок. Отчасти это связано и с расширением подследственности — стал большим охват преступлений. Изменились оснащённость и вооружённость комитета. Новые возможности для раскрытия преступлений даёт и стремительно развивающийся научно-технический прогресс, и развитие возможностей судебных экспертиз.

Если сравнивать с 2014 годом, возможно, и не будет заметна столь великая разница, но если ориентироваться на времена двадцатилетней давности, то она будет колоссальная. Сегодня тяжело представить, что у кого-то нет смартфона, не то, что телефона. В то же время с развитием техники у нас появились новые составы преступлений, которых раньше не было.

Политика Следственного комитета (далее по тексту СК — прим.авт.) направлена на охват как можно большего числа составов, введения их в компетенцию ведомства. Если рассматривать с 2007 года, с момента образования комитета, мы стали расследовать уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершённых несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних. Сегодня мы также ведем все дела о преступлениях налоговой направленности, которые раньше расследовали следователи органов внутренних дел.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

— Как сегодня работают следователи, как расследуются дела?

— Начинается всё с получения с дежурной части органов внутренних дел сообщения о происшествии. Например, об убийстве. Расследованию преступления всегда предшествует осмотр места. Следователь совместно с криминалистами, судмедэкспертом, с оперативными сотрудниками выезжает, фиксирует обстановку, изымает вещественные доказательства. Если преступление очевидное, например, бытовое убийство, то следователь после осмотра принимает решение о возбуждении уголовного дела. Потом идет допрос очевидцев, потерпевших (если они остались в живых), а потом уже начинается работа с подозреваемым: производится задержание и арест. Следователь обращается в суд с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу.

Потом уже назначается комплекс судебных экспертиз, снова допрос свидетелей, осуществляется сбор характеризующего материала. Могут быть назначены и более сложные экспертизы.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

Все эти действия приводят к формированию комплекса доказательств. Уже они кладутся в обвинение, обвинение предъявляется конкретному лицу, после формируется уголовное дело, участники уголовного процесса ознакамливаются с ним, а затем материалы передаются прокурору. Если прокурор соглашается с предъявленным обвинением и набором доказательств, он утверждает обвинительное заключение и дело поступает в суд.

С банкой горошка на место убийства

— Почему бывает так, что прокурор возвращает дело следователям?

— При поступлении дела прокурор может вернуть его для проведения дополнительного расследования в том случае, если посчитает, что это дело не может быть рассмотрено судом по существу. Это брак в работе и, к сожалению, он бывает. К слову, обучение следователей, которое мы проводим, направлено, в том числе, на снижение процента этого брака.

Надо понимать, что дела расследуют люди, и человеческий фактор он всё равно присутствует. Собственно, прокурор и является этим барьером на пути поступления «некачественно», назовём так, расследованных дел в суд. 

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

Наша задача — просто не допускать существования таких дел, не давать прокурорам повода для принятия таких решение. Задача следователей — убедить сначала прокурора, а затем суд в том, что мы собрали доказательства в соответствии с законом и мы не ошибаемся — данное лицо виновно в инкриминируемом преступлении.

— Какой у следователей график работы?

— В основном у наших следователей рабочий день ненормированный. Прийти и работать в выходной день или в праздники для следователей является совершенно обыденным явлением. Как и оставаться на работе до вечера.

Не может же быть так, чтобы преступления совершались в период с 9 до 18 часов, да ещё и с перерывом на обед. К слову, многие преступления совершаются в ночное время и в утренние часы, когда все спят, а также в праздники, 31 декабря в 23:55 и рано утром 1 января. И ты должен быть готов к работе в любой из этих моментов.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

— И даже, если стоишь в магазине за горошком для оливье?

— Отправляясь в магазин за горошком, сотрудник СК должен быть готов к тому, что он прямо из магазина поедет на вызов. И в три часа ночи тебя могут поднять с постели, потому что произошло убийство.

— Как вы живете с таким ритмом жизни? Какие хобби есть у сотрудников регионального следственного управления, как они вообще справляются с недосыпанием нервами, стрессом?

— У нас есть штатный психолог, но в следственных органах работают люди не то, чтобы чёрствые, это не то слово. Невосприимчивые, скажем так. К этому просто надо привыкнуть. Кто не может привыкнуть к этим профессиональным издержкам на первом году, быстро отсеивается.

Даже будучи общественными помощниками, каждый, глядя на ритм работы, должен примерить происходящее на себя и ответить на вопрос «готов ли я посреди ночи подняться из тёплой постели и поехать в поле, где обнаружен криминальный труп?».

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

Такие издержки во многих профессиях присутствуют.

Наши сотрудники — люди увлечённые. Кто-то активный болельщик, кто-то спортсмен, один увлекается рыбалкой, второй охотой, а третий играет на гитаре. У нас достаточно одарённые сотрудники.

Самая главная отдушина для нас, наш тыл — это семья. На самом деле, довольно тяжело объяснить близким (особенно когда запланировано семейное торжество), что ты должен быть здесь, потому что это твоя работа и твой долг. У нас были такие ситуации у сотрудников, когда в семье не могли принять их ритм работы.

Почему не из каждого отличника может получиться хороший следователь

— Кого хотите видеть в своих рядах, какие люди нужны Следственному комитету?

— В первую очередь, думающих и вдумчивых людей. Принципиальных.  Честных. Шустрых, пусть это и не очень литературное слово. Следователь должен оперативно реагировать на вызовы, которые бросает реальность. Все люди разные, у каждого свой склад ума и характер. В нашей профессии нельзя быть медленным, ибо промедление может стоить кому-то жизни или поломанной судьбы. Также следователь должен быть коммуникабельным, уметь расположить к себе участника процесса, найти общий язык и с потерпевшей стороной, и суметь разговорить подозреваемого.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

— Что важнее для работы следователя: теоретические знания, реальный опыт или личные качества?

— Можно хорошо учиться в вузе, но при этом у тебя не получится работать следователем, потому что ты не обладаешь набором определенных качеств. У нас были случаи, когда троечники становились прекрасными следователями, хотя успехи в обучении были не ахти.

Можно учиться долго в вузе, приобретать знания, но критерий истины — практика. На практике ты те же самые знания получаешь быстрее. То, что ты получил в вузе, это бесспорно, важно. Многие приобретённые  за время учебы знания я и мои коллеги обкатали на практике. Но одних знаний недостаточно, нужны еще и качества, и стремление. Мы не сделаем следователя из каждого отличника.

— Есть ли у вас дефицит кадров?

—В нашем территориальном управлении работают порядка двухсот сотрудников. Из них более 130 — это именно следователи и следователи-криминалисты, то есть те, кто непосредственно осуществляет процесс расследования уголовных дел.

Средний возраст наших сотрудников примерно 30 лет. У нас есть действующие ветераны следствия, кто проработал более 25 лет. Есть молодые следователи, которые пришли, что называется, вчера. Есть те, кто в этом году окончил образовательное учреждение, и мы его сейчас принимаем на службу.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

Проблем с кадрами нет ещё и потому что у нас работает Институт общественного помощника следователя. Это официальный институт, деятельность которого направлена на формирование квалифицированных кадров. Молодые люди, действующие студенты, будущие выпускники юридических вузов приходят к нам, пробуют себя в этой сфере, получают навыки и, если у них все получается, мы «берём на карандаш» таких ребят, рассматриваем их в качестве потенциальных следователей. Среди следователей, кто сегодня трудится у нас, многие — выходцы из общественных помощников. Видя всю изнанку такой работы, они оценивают свои силы.

Кроме Института общественного помощника, с 2014 года работает академия Следственного комитета России, которая выпускает кадры конкретно для нашего ведомства. За эти годы региональное управление приняло на службу шесть выпускников академии, и в этом году в августе ожидаем еще трех.

В отличие от тех, кто закончил гражданские вузы, эти парни и девушки приходят к нам уже в звании лейтенантов. Выпускники гражданских вузов после трудоустройства проходят полугодовую аттестацию, и лишь после этого рассматривается вопрос о присвоении им специальных званий.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

— Умеют ли следователи стрелять? Приходилось ли применять Вам или другим сотрудникам эти умения на практике?

— Умеют. И мужчины, и женщины. У нас периодически проходит обучение, поэтому все офицеры у нас с оружием. Но стрелять, слава Богу, мне или моим коллегам не приходилось.

Случайные тут не ходят

— Из чего складывается зарплата следователя?

— Там целый ряд позиций. Есть оклад, есть определенные надбавки: за сложность, напряжённость и особые условия службы, есть надбавки за выслугу лет, за специальные звания.

Но скажу честно, настоящих следователей этот вопрос интересует не в первую очередь. Главное — получить удовлетворение от своей работы, от ее результата. Будем говорить прямо: критерий нашей работы — это обвинительный приговор. Состоялся обвинительный приговор — значит все твои составы, что ты вменил, прошли, твоя квалификация и объем обвинения подтвердились.

Добавлю, что случайные люди в следственных органах не задерживаются. У нас в любом случае люди идейные, а где-то отчасти одержимые.

Фото: СУ СК РФ по Оренбургской области

— От чего зависит раскрываемость и как повысить этот показатель?

— Раскрываемость зависит от наших усилий и полноты принимаемых нами мер. Повышается она в результате слаженной работы межу следователями и оперативным сотрудниками, применения криминалистических методов и собесов, использования возможностей современных судебно-медицинских экспертиз, и не менее важно, неравнодушия и участия граждан. Последнее для нас имеет очень большое значение.

— И в продолжение рабочей темы: получают ли следователи угрозы? Часто ли? Кто и чем угрожает?

— Бывают, но это скорее исключение, чем правило. Бывают высказывания, сказанные в сердцах, но мы к этому готовы, привыкли и даже не обращаем внимания. Главное, чтобы эти угрозы в наших ситуациях не имели под собой никакого реального обоснования.

Фото: АиФ Оренбург/ Дарья Крайнова

Садясь за руль, помни об офицерской чести

— В прошлом ответе вы затронули тему удовлетворенности от работы. А что приносит удовольствие в вашей работе?

— Прежде всего, восстановление справедливости. И когда люди благодарят. Я понимаю, что это наша работа, но это же приятно, что она помогла восстановить справедливость, помочь потерпевшим, а в каких-то случаях и не перегнуть палку, не вменить лишнего.

— В чем работа следователя ограничивает? Чем приходится жертвовать, работая в следственных органах?

— Прежде всего, как говорится, «облико морале». Следователь — это официальное публичное лицо, пребывание сотрудника СК в определенных местах, заведениях может повлечь появление нехороших слухов. Так что сходить в пивнушку в сланцах и шортах не получится.

Кроме этого, надо быть очень избирательным в общении.

Фото: АиФ Оренбург/ Дарья Крайнова

Следователь не может нарушить правила дорожного движения, так как нарушение ПДД будет для него поводом к рассмотрению офицерской чести.

Также мы не можем позволить себе татуировки и пирсинг.

В целом много разных аспектов. Мы даже когда аттестуем следователей, пишем, что «в быту ведет себя правильно». 

— И в завершении: какие бы дела разной направленности в Оренбуржье Вы отнесли бы к самым громким и скандальным?

— Я, пожалуй, не смогу так на весы положить какое-то одно дело, так как дел важных и громких в Оренбуржье было много. По криминалу громким стало дело Лазарева об убийстве троих студенток в Гае. Также активно освещалось СМИ дело об убийстве врача Елены Фёдоровой, приговор по которому еще не вынесен.

Если говорить про коррупционные дела — это привлечение к уголовной ответственности бывшего мэра Оренбурга Евгения Арапова. Также добавил бы привлечение двух министров спорта Пивунова и Фёдорова, и бывшего заместителя председателя Законодательного Собрания Оренбургской области, экс-директора ОАО «Сакмарский элеватор» Александра Сало.

У нас были дела, когда мы привлекали к ответственности руководителей коммерческих организаций за многомиллионные уклонения от уплаты налогов. Суммы порой доходили до полумиллиарда рублей. И они, может, не так громко освещались, как убийства, но работа была проделала колоссальная. Объемы дела доходили до ста томов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах