574

Жизнь на 1000 кусочков. Беженцы из Украины начинают всё сначала в Оренбурге

Полина Седова / АиФ

Покой только снится

Нина Саплинова покинула ставшую родной Горловку в Донецкой области ещё 13 июня. Через два дня она уже сидела на диване в квартире сестры, обнимая 11-летнгего внука Максима, которого привезла с собой. Максим вместе с троюродным братом Сашей, который встретил его в Степной Пальмире, собирает на полу картинку-пазл из тысячи кусочков. Это практически единственная игра, которую он смог привезти с собой из Украины.

- У меня там муж, дочь и зять остались, - говорит Нина Николаевна. – А нас с Максимом на семейном совете решили отправить в Россию. Так как у меня родственники в Оренбурге, то без размышлений поехали сюда – всё же родня, есть, у кого пристроиться.

На Украине Нина Николаевна живёт последние 40 лет – вместе с мужем-военным после его демобилизации она уехала туда из родного Оренбурга, поселившись в Горловке.

Горловка – небольшой городок, который находится в 35 километрах от Донецка. Несмотря на все страшные события, которые за последние полгода произошли на Украине, в Горловке люди жили относительно спокойно. Город никто не бомбил, по домам не ходила нацгвардия, забирая под дулом оружия мужчин в свои ряды, во время президентских выборов жителей также не загоняли на избирательные пункты. Зато все дружно шли отдавать свой голос за создание независимой  республики на референдуме. Бежать из города решили тогда, когда услышали про зачистки, которые президент Порошенко грозился провести в Донецкой области сразу же после своей инаугурации.

- Когда начинались события на Майдане, мы, конечно, беспокоились, но думали, что всё обойдётся, - вспоминает Нина Саплинова. – Ну повоюют, да успокоятся. А потом всё это стало приближаться к нам. Начали раздаваться взрывы в Донецке, над самой Горловкой каждый день очень низко летали самолёты.

Спасти внука

Дочь с зятем продолжают работать, поэтому пока решили не бросать родной дом. На отъезде жены и внука настаивал муж Нины Николаевны.

- Бери билеты и езжай, - сказал он. – Нам главное внука спасти.

Сам мужчина остался в Горловке. В первую очередь для того, чтобы уберечь жильё от мародёров, которые махом разносят квартиры и дома, в спешке оставленные теми, кто решил искать приют на российской стороне.

Когда решение в семье Саплиновых было принято, начали беспокоиться о том, как бы без проблем пересечь границу.

- У нас бывали проблемы с билетами, - говорит Нина Николаевна. – Да и поезда, бывало, останавливали солдаты нацгвардии. Просто отцепляли тепловоз и оставляли вагоны на путях. При этом они утверждали, что не мешают мирным жителям – мол, идите, куда хотите. А куда люди пойдут, если билеты на руках, а уехать не могут?

Нине Саплиновой и Максиму в этом плане повезло. Они пересекали российскую границу на обычном рейсовом автобусе, в Ростове купили билеты на поезд и через двое суток уже были в Оренбурге.

Сегодня Максим (на переднем плане) и Саша собирают мозаику, чтобы скоротать время. Нине Саплиновой практически с нуля, видимо, придется так же собирать свою жизнь. Фото: АиФ / Полина Седова

В самой самопровозглашённой Донецкой республике много говорят о том, что происходит – люди живут рядом, ездят работать из одного города в другой, многое видят и рассказывают соседям. При этом, украинское телевидение говорит совершенно другое.

- Нас по телевизору всё время призывали отсылать деньги в помощь этим гвардейцам, - продолжает Саплинова. – То им бронежилетов не хватает, то ещё что-то. А я всегда на это отвечала: «Отправляйте, отправляйте, чтобы они в этих же бронежилетах мирных жителей убивали».

Собираем по частям

Тяжело приходится и Максиму. Мальчик в свои 11 лет не понимает, как может один украинец стрелять в другого. При этом детвора отлично понимает, где свои, а где чужие. Мальчишки даже сочиняют речёвки, типа «ДНР- круши бендер».

- Он всё просил меня сходить на баррикады, которые возвели у нас возле здания УВД, - вспоминает Нина Николаевна. – Всё хотел сфотографироваться на них. И мы ходили, фотографировались, а ополченцы достали для Максима и его друзей несколько георгиевских ленточек. Сейчас за её ношение у нас могут и убить, но ценность её понимают даже дети. Вы бы видели, с какой гордостью они принимали их!

Самый тяжёлый вопрос для Нины Саплиновой – планируете ли вы вернуться в Горловку. Украина стала родной за 40 лет, но как там жить сейчас?

- Я бы очень хотела вернуться, но пока даже не могу представить, когда это можно будет сделать, - со слезами на глазах говорит она. – С другой стороны, понимаю, что возвращаться туда нет смысла. Дом домом, но спокойная жизнь дороже.

Сейчас Нина Николаевна в растерянности – она не знает, что делать дальше: если жить в Оренбурге долго, тогда надо искать работу, жильё, а Максима оформлять в школу, чтобы он закончил обучение.

Сейчас мальчик вместе с братом и бабушкой собирает пазл, картинка более или менее складывается, но до идеала ещё далеко – то здесь кусочка нет, то тут еще часть не подобрана. Эта мозаика напоминает жизнь сегодняшних украинцев – в миг разломав картину, которые многие строили годами, пришедшие к власти люди обрекли своих граждан ещё долго собирать её из тысячи рассыпавшихся кусочков.

Кстати

По данным областного управления ФМС, на сегодня  в ведомство обратились 19 граждан Украины (10 семей), среди которых пятеро детей. Все они написали заявление о предоставлении временного убежища. Люди приехали из Днепропетровской, Луганской, Черниговской и Донецкой областей. 

Как пояснили в областном УФМС, этот статус даст право проживать на территории России год. Потом его можно будет продлить.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах