Примерное время чтения: 11 минут
303

«Он – мои глаза». Хозяин пса-поводыря об отношении людей и городской среде

Лариса Шеметова / АиФ Оренбург

Незрячие люди с собаками-поводырями нечасто встречаются на улицах городов. Четвероногие проводники могут существенно облегчить жизнь, но они требуют особого отношения как со стороны хозяина, так и со стороны тех, с кем псы могут встретиться в городской среде.

Приспособлены ли города для того, чтобы на их улицах работали собаки-проводники слепых (незрячих владельцев)? Почему далеко не все слепые соглашаются взять себе такого помощника? Какую помощь могут оказать прохожие человеку с собакой-поводырём? На эти и другие вопросы отвечает хозяин четвероногого помощника, руководитель клуба владельцев собак-проводников Оренбургской области «Оренбургский поводырь» Леонид Шорохов.

«Собака меняет жизнь»

Лариса Шеметова, oren.aif.ru: Леонид Александрович, сколько вы уже пользуетесь помощью собаки? Как изменилась после этого ваша жизнь?

Леонид Шорохов: Собака-проводник – по закону правильно она называется именно так. У меня уже вторая собака, общий стаж обеих в моей жизни 11 лет. Джексон со мной шесть с половиной лет. До него был Ньютон, мы с ним вместе работали в Москве почти пять лет.

Решиться на поводыря – это серьёзный шаг для незрячего. Появление такого помощника – это, конечно, ответственность. Как любая собака она требует особого отношения и внимания. Но часто именно это и становится причиной того, что незрячие отказываются от хвостатого помощника. В первую очередь, встаёт вопрос о том, как невидящий человек, которому порой сложно обслуживать себя без чьей-то помощи, будет хаживать ещё и за животным. Собаке нужен режим, с ней нужно гулять, а у нас некоторые инвалиды стараются лишний раз не выходить на улицу, так как это целое испытание.

Фото: АиФ Оренбург/ Лариса Шеметова

Но те, кто решается на такой шаг, и я в том числе, говорят о том, что собака существенно расширяет границы мира для незрячего, она раскрепощает, делает более мобильным и независимым. С собакой мы можем передвигаться на гораздо большие расстояния, чем просто с тростью. Да, к ней нужно привыкнуть, приспособиться, но если всё получится, жизнь становится совсем другой.

Проводник знает самые распространённые для меня маршруты. Он легко может проводить меня на остановку общественного транспорта или в ближайший магазин, чётко знает дорогу домой. Он относительно легко ориентируется в центре города, может проводить меня до библиотеки или театра. В одиночку преодолеть все эти маршруты можно, но сложновато. Нужно либо просить кого-то сопровождать, либо просто отказаться от этой идеи. С Джексоном я могу относительно свободно перемещаться, не просить жену сопровождать меня или кого-то другого.

– Вы руководите клубом владельцев собак-проводников. Сколько таких помощников в нашем регионе?

– Клуб существует с 2021 года. Сейчас в нём 10 человек со всей области. Это хозяева собак из Оренбурга – в областном центре нас пятеро, Новотроицка, Бузулука, Соль-Илецка и Акбулака. Конечно, это не очень много, особенно если брать в расчёт то, что в областном центре проживает порядка 200 человек тотально незрячих.

Школ подготовки собак-проводников в стране всего две, обе в Подмосковье. Есть информация, что сейчас таких помощников начали готовить в Санкт-Петербурге. В год выпускают около 90 поводырей. Собака и будущий хозяин должны подойти друг другу, сойтись, так сказать, характерами. Бывает, что животное и человек не могут выстроить взаимные отношения, в таких случаях приходится ждать другой вариант. Но это решает инструктор. Некоторые и вовсе отказываются от принятия к себе четвероногого помощника.

Фото: АиФ Оренбург/ Лариса Шеметова

Стоит отметить, что это не просто собака. Она умеет много такого, что не доступно обычному домашнему питомцу. Специалисты даже готовят специальных собак для диабетиков. Они по запаху реагируют на повышение сахара у хозяина и дают ему об этом знать.

«Слепая» городская среда

– Вы уже упомянули, что с собакой-поводырём вы можете ходить по разным маршрутам, выбираться в центр города. А сам город приспособлен к работе четвероногих помощников?

– Чаще всего нет. Есть некоторые районы или участки улиц, где мы можем почти беспрепятственно передвигаться, но чаще всего есть сложности. Самые проблемные вопросы – это общественный транспорт и бордюры. В большие автобусы мы с Джексоном можем зайти почти свободно, в более маленький транспорт – гораздо сложнее. Плюс в часы пик, когда в автобусах много народа, нам тоже непросто туда попасть. Далеко не все пропускают, уступают места, тем более человеку с собакой.

По поводу бордюров есть пара моментов. В некоторых местах они слишком высокие, и это неправильно, особенно возле остановок и на перекрестках сложно преодолевать. Но гораздо хуже, когда их нет совсем, потому что собака-поводырь приучена останавливаться около бордюра, показывая хозяину, что есть препятствие. Если бордюра нет, мы просто идём напрямую, а это порой может быть опасно. Но собака не может оценить эти риски.

Фото: АиФ Оренбург/ Лариса Шеметова

Очень сложно, когда нет нормально оборудованных тротуаров. Зрячий человек может пойти по обочине дороги, но поводырям запрещено ходить по дорогам или по траве, а у нас в городе в некоторых районах люди ходят только там.

Сложно передвигаться с собакой в дождь или после него. Собака обходит только очень большие лужи, а обычные не считает за преграду. Грязь он тоже различить не может. Так что места, которые зрячие люди обычно стараются обойти, мы чаще всего не можем распознать даже с собаками.

– Но у нас так много говорят об организации доступной среды….

– Да, говорят, и в общем-то немало делают. Но могу сказать, что гораздо больше делается для колясочников и людей с проблемами опорно-двигательного аппарата, но для незрячих делают мало и не совсем по стандартам. Звуковые светофоры стоят не везде, в спальных районах на их работу начинают жаловаться местные жители, и их вечерами просто отключают, чтобы звук не раздражал людей. А в итоге я – слепой человек, теряю возможность нормально добраться до дома поздно вечером.

Таблички со шрифтом Брайля тоже мало где есть, а где есть, висят в самых неподходящих местах. Так, номера автобусов написаны Брайлем на борту машины, но чтобы его прочитать, мне нужно провести рукой по грязному кузову.

Фото: АиФ Оренбург/ Лариса Шеметова

До сих пор не везде нас пускают с собаками. Пока ещё не все понимают, что таблички «С животными нельзя» не распространяются на собак-поводырей. Ведь Джексон – это не просто мой питомец. Он – мои глаза.

Настоящее испытание вызвать такси. Каждый третий водитель отказывается брать в салон пассажира с собакой-проводником. Для них в приоритете чистота салона, а не комфорт пассажира.

Да и сами люди порой агрессивно реагируют на собак-поводырей. Понимаю, у многих есть страх собак, но я ещё раз говорю – это не просто псы. Они воспитаны и выучены совсем иначе, чем обычные домашние. Но всё равно люди часто требуют надеть намордники, а проводникам нельзя этого делать. Они должны в любой момент быть готовыми поднять любую упавшую у его хозяина вещь, в первую очередь, трость.

Без помощи людей не обойтись

– Какие города, по вашему мнению, сегодня максимально приспособлены к тому, чтобы по их улицам беспрепятственно ходили люди с собаками-поводырями?

– Конечно, это обе столицы. В Москве я мог свободно передвигаться с собакой не только в центре города. В Санкт-Петербурге развивается проект «Говорящий город». Около социальных и культурных объектов там размещены таблички, наведя телефон на которые можно запустить своеобразный аудиогид, который подскажет, что это за здание, что в нём находится, где у него вход и т. д.

В первой десятке также могу назвать Новосибирск, Нижний Новгород и Казань. Чуть хуже обстоят дела в Уфе. Оренбург поставил бы на 40-е место.

– Как вести себя обычным горожанам, если они встретят на улице человека с собакой-поводырём?

– Несмотря на то, что у нас есть такие четвероногие помощники, незрячим всё равно нужна помощь других людей. Собаки не умеют различать сигнал светофора, они могут растеряться на незнакомом маршруте.

Если слепой человек с собакой спокойно идёт по улице, то, скорее всего, помощь ему не нужна. Если он остановился на перекрёстке или не может определить направление дальнейшего движения, то можно подойти и спросить, нужна ли помощь. При этом стоит прикоснутся к его руке у запястья, где обычно крепится трость. Если вас попросят проводить его куда-то, то нужно подойти справа и взять человека под руку. Собака должна остаться с другой стороны.

Не стоит обращать повышенное внимание на собаку. Она хоть и приучена к тому, чтобы не реагировать на прохожих, котов и другие раздражители, всё же может проявить к вам интерес и на мгновение забыть о своих основных задачах. Не нужно её гладить, особенно без спроса, и тем более чем-то подкармливать.

Фото: АиФ Оренбург/ Лариса Шеметова

Я надеюсь, что люди со временем поймут, что незрячие люди с собаками могут быть полноправными членами общества. Нам просто нужно чуть больше узнать друг о друге и выстроить правильный диалог. И вместе мы сделаем города и общество более готовыми к взаимодействию с людьми с особенностями здоровья.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах