5709

Была река – теперь ручей. Почему в Оренбуржье гибнут реки?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ в Оренбуржье 21/10/2020
В прежние годы, чтобы переехать реку Черную, нужен был вот такой мост.
В прежние годы, чтобы переехать реку Черную, нужен был вот такой мост. © / Анна Мурзина / АиФ

Воспоминаниями о том, как по берегам реки Черной селились бобры и семейства диких уток, как удили здесь сомов и щук, а глубина достигала метров пяти, жители села Краснохолм делились с грустью и растерянностью. Вода ушла не только из русла: ее уровень опускается в колодцах, полить огород становится проблемой.

Вместо воды – воспоминания

Роза Николаевна Костенко живет в Краснохолме с 1954 года, когда после окончания Бузулукского педагогического техникума приехала по распределению. Всегда интересовалась краеведением, вместе со школьниками собирала материал о земляках, создала в библиотеке уголок крестьянского быта, а несколько лет назад приняла участие в сборе материала для книги о селе Краснохолм.

– Река Черная уже есть на карте 1736 года, – рассказывает Роза Николаевна. – Название ей дали военные топографы-разведчики, составители карт. Под определённым углом в жаркий полдень вода кажется абсолютно черной. По берегам реки когда-то были разбиты сады. Воды всегда хватало всем и на всё – и на полив фруктовых деревьев в общественных садах, и на выращивание овощей на огородах краснохолмцев. Сейчас узнать реку невозможно – она исчезает на глазах.

Всё, что осталось от реки Черная.
Всё, что осталось от реки Черная. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

В 1986 году было построено Черновское водохранилище. Строили его исключительно для орошения сельскохозяйственных угодий, и как указывается в справках – для разведения рыбы. Принять гидроузел может 53 млн кубов воды, его площадь – 12 кв. км.

Первую проблему на встрече с журналистами обозначил Павел Величко, глава села Краснохолм:

– Тот, кто берет воду из арыков, отведенных от водохранилища, – полевые бригады, частные лица, у кого есть паевая земля и кто выращивает на ней овощи, – должны были сделать проекты, бассейны суточного регулирования, установить счётчики, словом, всё должно быть по закону. Несколько человек сделали, пользуются, а другие – нет, но деятельность не прекратили, и качают воду напрямую из реки. Я понимаю, им надо кормить свои семьи, но есть контролирующие органы, которые обязаны устранять подобные нарушения. 

Димитровское водохранилище
Димитровское водохранилище "усыхает" с каждым годом. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

Представителей контролирующих органов – а таких много – региональное отделение Общероссийского Народного фронта пригласило на совместное заседание после обращения жителей Краснохолма. Среди участников – Росприроднадзор, министерство природных ресурсов, экологии и имущественных отношений региона, природоохранная межрайонная прокуратура.

Ее представитель – заместитель прокурора Дмитрий Крылов – сообщил, что проверки проводятся регулярно, нарушения выявляются, но не критичные и не системные, среди которых назвал, например, всего лишь отсутствие водомерной рейки. «В плане эксплуатации, по забору воды, отдаче – нарушения не выявлялись, – уверен Дмитрий Николаевич. – Всё в рамках действующих договоров отдаётся».

Однако глава Краснохолма Павел Величко рассказал о других результатах работы мобильной группы. Была цель – выявить врезки и поливальные установки, которые незаконно качают воду из Чёрной.

«Запускали коптер, смотрели – такие факты есть, – уверен Павел Васильевич. – Однако поездка была бесполезная: некому было вручать постановления, мы не смогли выявить ни хозяев систем полива, ни водозаборного оборудования. Работники вели себя нагло. Представьте – несколько помп забирают 100 литров в секунду, делается это в поливной сезон практически круглосуточно, при том, что в речку из водохранилища сбрасывается 100–120 литров. То есть поступает в реку меньше, чем они забирают, поэтому вода до Краснохолма не доходит».

Кто эти «они» – так и не выяснили. Хотя местные говорят – все в округе знают, что из Чёрной летом 8 незаконных помп качали воду. Поля находятся на территории Илекского района. Но его глава Владимир Карпенко ничего об этом не знает, или делает вид.

Никто не смог ответить на вопрос – почему берега водохранилища застроены частными домами, почему вокруг так много дачных и садовых обществ, которых быть не должно, а они есть, и тоже качают воду для полива своих участков. Строить дома в охраняемой прибрежной зоне вроде как запрещено, но у всех собственников, якобы, строительство оформлено по закону. Кто разрешения раздавал, кто узаконивал – попробуй теперь найди. 

Когда-то кто-то построил спуск, который уходил в воду. Теперь до воды - не меньше 30 метров.
Когда-то кто-то построил спуск, который уходил в воду. Теперь до воды - не меньше 30 метров. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

Природные катаклизмы

В апреле 2017 года Краснохолм затопило. Под водой оказалось полтора десятка улиц, около трех сотен домов, было эвакуировано больше трехсот человек. Был объявлен режим ЧС. Последние три года ситуацию тоже можно назвать катастрофической, но уже не из-за избытка воды, а из-за её отсутствия.

Черновское водохранилище наполняется в основном весной – за счет паводковых вод: в чашу должно приходить 47 млн кубов весенней воды. В 2018 году пришло 17,5 млн, в 2019 – 6 млн, а в этом – всего 3,6.

Когда водохранилище проектировали, учитывались многолетние и разнообразные показатели, именно по полученным данным вычислялись его будущие параметры. Ученые утверждают – 12-летняя цикличность в природе – закон, и сейчас наступил этап маловодья. Вода отступает, берега зарастают, реки заиливаются.

Представители регионального отделения ОНФ проехали практически уже по всем водохранилищам и тем населенным пунктам, жители которого обращаются в Народный фронт и бьют тревогу. Такая ситуация – и в пойме реки Донгуз, которая превращается в болото, все больше напоминает ручей Елшанка, причины изменившегося цвета воды которой так и не установили. Жалуются местные жители села Кардаилово – река Солёная исчезает на глазах. Учёные напоминают: воды с паводком приходит с каждым годом всё меньше, а полей вокруг водных артерий распахивается всё больше, увеличиваются площади орошаемых земель, и никто с той самой цикличностью не считается.

«Еще четыре года назад эта проблема обсуждалась на Уральском бассейновом Совете, – уточняет начальник отдела водных ресурсов Нижне-Волжского бассейнового управления по Оренбургской области Сергей Ридель. – Тогда был заказан проект, который насчитал больше 400 млн рублей для того, чтобы расчистить 70 км реки. Он не прошёл госэкспертизу и где-то потерялся».

То есть деньги на проект – как спасти Черную – были потрачены, но сам проект так и не пригодился. Понятно, что его реализацию бюджет села не потянет никогда, а объединиться Краснохолм, Оренбург и область так и не сумели. Или не захотели, сочтя проблему не первоочередной.

Есть хозяин у плотины – ФГБУ «Управление «Оренбургмелиоводхоз», есть решение, на основании которого ему предоставлено в пользование Черновское водохранилище, но заниматься очисткой водохранилища управление не обязано. Нет в хорошем смысле «крайнего», с которого можно было бы спросить за состояние водохранилища, кто был бы обязан не только брать, но и восстанавливать ресурс. Это коллективная работа и ответственность, но в области она не ведется. Не брать же во внимание, в конце концов, ежегодные сплавы по Уралу официальных лиц. И те уже прекратились. Ситуация всё больше напоминает с постами контроля качества атмосферного воздуха. Тогда все контролирующие органы так же твердили: нарушений нет, всё работает, всё по закону. Пока, наконец, не выяснилось, что датчики на постах неисправны и показывают неверные данные. Вонь есть, а данных нет. Так и здесь - реки нет, нарушители есть, нарушений нет. После нас - хоть пустыня. 

Мнение эксперта

Начальник управления природопользования министерства природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Андрей Сагитов:

– Не существует пока единого представления и научной проработки экологических проблем малых рек бассейна реки Урал. Для чёткого представления нужны исследования, которые не проводились и не планируются. В том числе по сельскому хозяйству. Если есть прогнозы, что маловодный период продлится несколько лет, то в таком случае министерство вместе с сельхозтоваропроизводителями должно планировать – что и в каких количествах высаживать и сеять. Может, в маловодные годы стоит уменьшать количество поливных площадей? Нужен дифференцированный подход, в первую очередь, со стороны регионального министерства сельского хозяйства, тогда мы сохраним воду.

Компетентно

Общественный инспектор по охране окружающей среды Южно-Уральского управления Росприроднадзора Николай Кокарев.

– К сожалению, вода не имеет хозяина. То есть фактически ситуация пущена на самотёк: ответственные лица надеются, что обмеление рек – естественный процесс, и всё как-нибудь само выправится.

Восстановление экосистемы – процесс очень непростой. В числе мер, которые необходимо применять безотлагательно, – учёт планируемого расхода воды при выдаче договоров на её использование из водоёмов, расчистка родников, запрет на вспашку земли по берегам рек, пресечение незаконного забора воды, а также регулярный контроль за эксплуатацией гидротехнических сооружений.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах