Примерное время чтения: 8 минут
1177

Пропитая Русь. Как почётный житель Оренбурга спас империю от водки

29 июня 1849 года, ровно 175 лет назад, в городе Тифлисе (ныне столица Грузии Тбилиси) родился Сергей Юльевич Витте, легендарный министр финансов России, зачинатель реформ в Российской империи, сопоставимых по масштабу разве что с рыночными преобразованиями 1990-х.

Связана судьба графа Витте и с Оренбургом. Вот уже 128 лет он – почётный гражданин этого города, буквально спасший империю от повального пьянства.

Сергей Витте
Граф Сергей Юльевич Витте Фото: Commons.wikimedia.org

«Пропивали всё до нитки»

Злоупотребление алкоголем на протяжении всей российской истории было одной из серьёзнейших проблем в государстве. «Веселие на Руси есть пити, иначе нам не жити» – эти слова приписывают Владимиру Святославичу, крестителю Руси (впрочем, большинство серьёзных историков полагают, что на самом деле князь Новгородский такого никогда не говорил и это не более чем легенда).

Как бы там ни было, но в земле российской всегда пили много, и алкоголь был очень важным элементом, говоря современным языком, бюджетной политики государства. А к середине XIX века почти каждый второй рубль доходов в казну шёл от «шинкарного промысла» – то есть от продажи горячительного.

Неудивительно, что государство способствовало фактически спаиванию населения. Ведь чем больше продаётся «зелья», тем выше доходы. Как результат, в Оренбургской губернии в 1862 году насчитывалось 29 винокуренных заводов и 373 официальных питейных заведения – кабаков, трактиров, рюмочных и т. д. Неофициально «точек продаж» водки и вина было гораздо больше: многие купцы неофициально продавали в бочонках спиртное крестьянам, а те развозили его по своим сёлам и продавали с накруткой на разлив, прямо с телег.

В историческом архиве осталось обращение, написанное оренбургским золотопромышленником Дмитрием Пеутлингом в Министерство финансов с требованием ограничить продажу спиртного в посёлках близ промыслов. В частности, жаловался Пеутлинг на повальное пьянство у прииска Мансурово (ныне это село в Башкортостане). Вином отвратительного качества там торговал мещанин Маркел Петров.

Прииски были излюбленным местом «шинкарей»-виноторговцев: людей там работало много, а заработки были хорошие. Иной раз после получения зарплаты рабочие неделю не выходили на прииск, беспробудно пьянствуя и срывая, как сказали бы сейчас, все производственные графики.

Но ограничения так введены и не были. В пояснительной записке оренбургскому генерал-губернатору Александру Безаку от уфимского губернатора сообщалось, что запрещать торговлю вином и водкой никак невозможно, поскольку это приведёт к убыткам для кабаков и питейных. Что, в свою очередь, повредит казне.

пьянство на Руси
Пьянство на Руси Фото: Commons.wikimedia.org

Отец спиртовой монополии

Разрубить гордиев узел проблем, связанных с пьянством, тридцать лет спустя описываемых выше событий решился граф Сергей Витте. Именно под его руководством была разработана алкогольная реформа и вступила в силу в 1894 году.

Удивительно, но многие пункты этой реформы точь-в-точь повторяют нововведения современного времени. Так, Витте ввёл минимально допустимую цену на водку: полный аналог нынешней МРЦ. Запретил продавать спиртное возле школ, вузов, казарм и других общественных зданий, а также малолетним и тем, кто уже был пьян. Установил стандарт в 40 градусов на водку, стандарты на креплёные вина и вина естественного брожения. Но самое главное – реформа Витте вводила абсолютную госмонополию на продажу спиртного. Частные заводы могли производить спирт, но продать его могли только государству. Разбавление, разливка и закупорка напитков проводились на государственных заводах. Государству же принадлежали и спиртные лавки, где в строго определённое время, в будние дни, продавалось спиртное. Только в бутылках и только навынос. Разливать по рюмкам и стаканам водку и вино запрещалось.

Рестораны могли продавать алкоголь, но только вместе с горячими закусками. Выносить спиртное, если ты не заказал и не съел еду, – тоже нельзя.

Любопытно, что Витте стандартизировал и посуду: водку отпускали в ёмкости строго определённого объёма и формы, также одинаково запечатывали их, ставили оттиски на сургучных головках над пробкой. Бутылки принимали обратно за определённую стоимость, и разливать «самопал» в заводскую тару категорически запрещалось и тоже каралось крупным штрафом.

Такие реформы привели к фактически полному уничтожению как «шинкарного» промысла, так и привычных кабаков, трактиров и рюмочных. Которые, кстати, столетиями работали на Руси. Частный бизнес в виноделии, впрочем, остался: разрешалось гнать домашний самогон, делать наливки, выращивать и ставить вино для себя и даже продавать небольшие объёмы. Но из-за акцизной политики ценник на самую дешёвую бутылку «авторской наливки» был минимум втрое выше заводской. Так что в массовый сегмент самогонный «хенд-мейд» не попадал.

Большинство приципов антиалкогольной кампании Сергея Витте сохранялись и во времена СССР. Фото: Commons.wikimedia.org

Благодарная губерния

Ранним утром, в 7 часов 8 сентября 1896 года литерный поезд остановился на вокзале Оренбурга, и оттуда на новенький перрон (его ремонт закончили буквально за пару недель до этого) вышел министр финансов Российской империи Сергей Витте. На вокзале его встречали оренбургский губернатор – наказной атаман Оренбургского казачьего войска Владимир Ершов, городской голова Оренбурга Николай Акимович Середа, чины министерства финансов, гласные Оренбургской городской думы и восторженные горожане.

Первым делом министр финансов посетил Казанский кафедральный собор, где отстоял молебен. Здание собора не сохранилось – он был разрушен в 1932–1936 годах. После чего совершил визиты к епископу Оренбургскому и Уральскому Николаю, отобедал с губернатором в его доме.

Далее Сергей Витте осмотрел казённую палату (ныне в здании по адресу ул. Советская, д. 2 располагается Институт непрерывного образования Оренбургского государственного педагогического университета), губернское казначейство (находилось в том же здании), отделение Государственного и крестьянского поземельного банков (здесь сейчас расположено министерство финансов Оренбургской области, ул. Советская, д. 54). И – сделал визит на ректификационный завод (в дальнейшем – Оренбургский ликёро-водочный завод, ул. Чичерина, д. 1), а также большинство казённых винных лавок и некоторые трактиры и пивные лавки.

Оренбургское Общество трезвости и депутаты городской думы очень благодарили Витте за проведённую им реформу и резкое улучшение ситуации с пьянством в губернии. «Оренбург наконец-то избавился от кабаков и жутких питейных заведений», – говорили депутаты.

Вечером на сессии гордумы было решено присвоить Сергею Юльевичу Витте звание почётного гражданина города Оренбурга.

Остаётся он таковым и поныне.

самогон
Самогон.

КСТАТИ

Реформы Сергея Витте на долгие сто лет сформировали общий принцип ликёро-водочного производства в России, а потом и СССР. Заводы, производившие спирт, были отделены от заводов, где происходило купажирование и разлив напитков по бутылкам. Всей рецептурой де-факто владело государство. В упрёк Витте ставили «разрушение традиций», ведь при нём из-за неконкурентоспособности перестали выпускать фирменные напитки с долгой историей – в отличие от брендов в Европе и Америке.

Большой ошибкой некоторые историки пищевого производства считают решение министра финансов Российской империи об отказе от выпуска дистиллятов: спиртзаводы после реформы Витте выпускали практически только ректифицированный спирт. И Россия фактически стала единственной страной, где в производстве напитков применяется ректификат.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах