Примерное время чтения: 6 минут
456

«Там воюют мои сыновья»: оренбурженка рассказала о поездке на Донбасс

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Аиф в Оренбуржье 09/08/2023
Акбота Жармухамбетова во время поездки на Донбасс
Акбота Жармухамбетова во время поездки на Донбасс Из личного архивa

«На Донбасс женщин не берём!» – такую фразу часто говорят волонтёры, отвозившие на фронт гуманитарку. Их можно понять – путь неблизкий и опасный. Однако женщины среди доехавших до Донбасса волонтёров всё же есть. Одна из них – жительница Октябрьского Акбота Жармухамбетова. Она собирала гуманитарную помощь для бойцов, сплотила вокруг себя немало активистов – от аграриев своего района до предпринимателей – всех, кто желает помочь военным. А недавно она решилась на отчаянный шаг и в одиночку доехала до самой Луганской Народной Республики, где идут бои. Журналист «АиФ» встретилась с отважной оренбурженкой сразу после её возвращения.

Брат за братом

Дина Елманова, АиФ: Как возникла идея поехать на фронт?

Акбота Жармухамбетова: Подобная мысль, мне кажется, приходит в голову каждой матери, чей сын участвует в боевых действиях. Но чтобы решиться на такую поездку, нужно, чтобы совпало несколько пунктов: время, возможность и деньги, без них никуда. В октябре мой младший сын ушёл на СВО, и я была сильно встревожена. Три года назад я потеряла мужа, и поэтому уход сына переживала тяжело. А потом, спустя ровно неделю, в зону спецоперации ушёл и мой старший сын – ушёл по собственному желанию вслед за своим братом. И я поняла, что не стану сидеть сложа руки. Раз мои сыновья отправились на СВО, значит, я помогу им всем, чем получится. Тогда я и стала собирать гуманитарную помощь. У нас в районе очень много пчеловодов, и люди помимо всего прочего приносили и мёд. Мы и деньги собирали для пересылки на нужны военных. Честно, я даже не ожидала, что столько людей откликнется!

- То есть сборы вели фактически всем селом?

- Да, помочь солдатам согласились очень многие. Меня многие в районе знают, так как мы с мужем много лет вели бизнес по разведению птиц. Поэтому люди пришли ко мне, так как были во мне уверены. Сначала мы с моей дочерью ездили в Самарскую область – в часть, откуда мой младший сын отправился на спецоперацию. В штабе были удивлены нашему приезду. Нет, волонтёры к ним часто ездят с посылками с тыла, однако чаще всего они представляют какую-либо организацию. Но чтобы приезжали непосредственно физические лица – такого раньше не случалось. И вот за полгода с момента ухода моих сыновей мне довелось перезнакомиться с огромным количеством людей, в том числе волонтёров и предпринимателей. Кроме продуктов, одежды и медикаментов я беру с собой и носки, связанные нашими мастерицами, и маскировочные сети. Их я научилась плести после знакомства с обществом волонтёров «Народная сеть». Шесть таких сетей достаточно для того, чтобы закрыть танк.

Дорога на Запад

- Легко ли было попасть на Донбасс?

- Немного страшной для меня была только самая первая поездка – в Самарскую область. И то лишь потому, что она первая, когда ты до конца не знаешь, что тебя ждёт. Теперь же я отправляюсь в поездки спокойно. Правда, дорога оказалась длиннее, чем я рассчитывала. Мне не удалось доехать до места службы вовремя – оказалось, с десяти часов действует комендантский час. Пришлось искать гостиницу, что стало трудным заданием – все отели были заняты. Из России на Донбасс люди приезжают каждый день – едут волонтёры, матери и жёны военнослужащих… Пришлось ехать до соседнего города, где нашлись места в небольшом доме. Блокпосты расставлены почти в каждой деревне, и военные проверяли машину на каждом пункте. Нужно сказать, что было относительно спокойно – я не слышала взрывов, да и приграничную местность уже, возможно, успели восстановить.

 

- Как прошла встреча с сыном?

- Мы с ним так и не встретились тогда. Вот так неудача… Он мне рассказал, что незадолго до моего приезда наступил на «лепесток», когда возвращался с боевого задания, получил ранение, и его в срочном порядке отправили в московский госпиталь. Я хотела перенести поездку, но он попросил меня приехать, так как его сослуживцы очень нуждались в помощи. Они встретили меня в Старобельске, чтобы забрать посылку. И я не пожалела, что не стала отменять поездку. Солдат, приехавших ко мне, я встретила как своих сыновей. Во время обратной дороги я разрыдалась от избытка чувств. Когда оказываешься рядом с передовой, когда видишь солдат, трудно справиться с эмоциями! Все они воспринимаются как родные.

«Нам стреляли в спину…»

- Что говорят местные жители?

- Мне довелось побеседовать с некоторыми из них в пути – с хозяевами гостевых домов, таксистами. Многие из них говорят, что, несмотря на боевые действия,  жизнь их изменилась в лучшую сторону при присоединении к России. Таксисты все рассказывают, какие ужасные раньше в ЛНР были дороги – их не ремонтировали десятилетиями! Сейчас – новое дорожное полотно. Некоторые рассказывают, что русскоязычное население прежде подвергалось притеснениям со стороны украинцев.

- А беженцы вам встречались?

- Беженцев действительно много. Тех, кто ушёл из горячих точек. С одной из них мне довелось пообщаться. Она рассказывала, как они с семьёй неделю сидели в подвале, а наши солдаты приносили им еду. Когда канонада стала особенно сильной, им пришлось бежать. Женщина говорила, что они с мужем посадили детей на БТР, сами бежали следом, а ВСУ-шники стреляли им в спину. Очень страшные моменты… Теперь их дети оказались в разных регионах России, сама она осталась в Старобельске – работает в киоске. Говорит, что ещё одна её дочь уехала в Киев. Вот так целая семья раскололась…

Снова в дорогу?

- Кем были ваши сыновья до начала спецоперации?

- Мой младший сын с детства мечтал стать военным. Постоянно читал книги о сражениях, смотрел фильмы. У него в детстве любимой игрушкой был автомат и каска, которую мы ему купили. После девятого класса он даже поехал в Оренбург, чтобы поступить в Неплюевскую кадетку, но не прошёл. Пришлось идти в колледж сервиса – по образованию он профессиональный фотограф. Когда ушёл в армию, то сразу заключил контракт. Старший мой сын закончил ОГПУ. Сейчас они оба на спецоперации. 

- Когда планируете следующую поездку?

- С учётом моей загруженности сейчас, мне удастся поехать не раньше сентября. Я ведь не только сбором гуманитарного груза занимаюсь, но и работу не оставляла. Днём помогаю волонтёрам, вечером разбираюсь с птичьим двором. Меня некоторые знакомые спрашивают: «Ты спать-то успеваешь?» А я только смеюсь. Когда тебя поддерживает столько людей, любое дело придаёт сил, а не отнимает их.

 

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах