Примерное время чтения: 8 минут
584

Не слабый пол. Почему женщины выбирают работу следователя

Не слабый пол. Реальна ли работа следственных органов без женщин?
Не слабый пол. Реальна ли работа следственных органов без женщин? СУ СК РФ по Оренбургской области

Женщины давно доказали этому миру, что они далеко не слабый пол. Сегодня представительницы прекрасной половины человечества добиваются успеха во многих отраслях. При этом большинство из них совмещают работу с ролью матери, жены и хранительницы семейного очага.

О специфике работы женщин в следственных органах, преимуществах перед коллегами-мужчинами и эмоциональном выгорании в преддверии 8 Марта корреспонденту «АиФ-Оренбург» рассказала следователь по особо важным делам следственного отдела по Южному административному округу города Оренбург Светлана Подгородецкая.

С работы не дали уйти интересные дела

Дарья Крайнова, «АиФ-Оренбург»: Светлана Витальевна, расскажите о вашем пути в профессию. Мечтали ли Вы в детстве или юности быть следователем? Или пошли по чьим-то стопам в семье?

Светлана Подгородецкая: — Я родилась в семье военных и с ранних лет я постоянно переезжала. Служили родители и в Грузии, и в Германии, и в Киеве. И когда отец учился в военной академии в Киеве, мы снимали жилье у бывшего прокурора полковника Валентины Васильевны. Мне тогда было 15 лет. И хозяйка дома рассказывала истории, которые произвели на меня сильное впечатление. В том возрасте у меня и сформировалось желание быть следователем.

В правоохранительных органах я работаю с 2001 года. Начинала с рядового потому что тогда только заканчивала Московский государственный юридический университет имени Кутафина и меня взяли на должность помощника следователя в тогда еще милицию. И в сентябре 2007 года я пришла в следственную часть УМВД России по Оренбургской области, где начинала со следователя, а закончила начальником отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики. И в сентябре 2014 года я пришла в Следственный комитет.

— Какими качествами должна обладать женщина, чтобы работать в следственных органах?

— В первую очередь, профессионализмом. И это требование для всех одинаково: и мужчин, и женщин. Важно быть целеустремлённым, обладать деловой хваткой. Например, я — предметник и расследую налоговые преступления и преступления экономической направленности. Ты должен обладать такими же деловыми качествами, как руководители организаций: быть высокообразованным, стремиться постоянно повышать свой профессиональный уровень. Мы общаемся с людьми, большинство из которых многого достигли в этой жизни, которые обладают обширными знаниями, поэтому нам важно быть на одном уровне с ними, чтобы вести общение «на равных». Ты должен предполагать, какие вопросы тебе будут задавать, какие действия будут поступать от таких людей.

— Хотелось бы Вам попробовать себя в других направлениях следственной деятельности?

— До 2007 года я расследовала совершенно разные категории дел, относящиеся к подследственности МВД: кражи, грабежи, разбой, всё, что связано с совершением тяжких преступлений в отношении личности. Сейчас я являюсь предметником, и данная категории дел не позволяет расследовать одновременно и другую категорию дел. Очень много времени отнимает анализ документов собранных доказательств и показаний. Расследовать «экономику» (экономические преступления — прим.авт.) должен следователь, специализирующийся именно в этом направлении.

В моей деятельности мне помогли знания, в свое время полученные на бухгалтерских курсах.

После перехода в следственную часть УМВД мне было немного тяжело перестроиться с общеуголовного направления на налоговое направление. Даже были такие моменты, когда хотелось уйти, но останавливали интересные дела. Так и втянулась.

«И в пир, и в мир»: твои дела всегда с тобой

— А какое направление считаете более интересным?

— Мне моё направление очень нравится. Когда ты проводишь анализ документов, те же расчётные счета анализируешь, и видишь, что ты прав, твоя версия находит подтверждения, — это дорогого стоит.

— Каким делом Вы гордитесь? Какое было самым громким?

— Я не могу сказать, что они все негромкие. Они все специфические, индивидуальные и я не могу выделить какое-то одно. Каждое оконченное уголовное дело именно этой категории оставляет на тебе отпечаток. Период расследования таких преступлений как минимум от четырёх до девяти, а то и двенадцати месяцев. Ты с ним живешь, спишь, ешь. Поэтому все дела запоминающиеся.

У следователей СК, занимающихся преступлениями экономической направленности, основная задача — добиться возмещения ущерба в бюджет Российской Федерации. И самая большая гордость, если неплательщик погасил все недоимки, пени и штрафы в полном объеме. 

— В Оренбургской области много экономических преступлений совершается?

— Много. Сейчас законодательство сильно меняется в пользу налогоплательщиков. Например, увеличивается порог по составу преступления, с которого наступает уголовная ответственность. Если раньше это было пять миллионов рублей, то сейчас, согласно части 1 закона 199, это уже 15 миллионов, по части 2 — 45 миллионов.

— Бывало ли Вам страшно браться за какое-то дело? Сталкивались ли с угрозами?

— Случалось, что было страшно начать. Но потом брался все-таки и глаза боялись, а руки делали.

Насчет угроз, не совсем, чтоб угрожали. Еще в период работы в следственной части нашла записку в почтовом ящике и в итоге пришлось писать рапорт. Сейчас такого нет. Как правило, никто не угрожает, потому что по «другую сторону баррикад», как я уже говорила раньше, люди образованные находятся. Они не опускаются до угроз. Но могут противодействовать ходу расследования путем жалоб, обращений в прокуратуру, в суд, будут пытаться обжаловать твои действия. Но это все мелкие препятствия. Ты самоутверждаешься тогда, когда печатаешь обвинительное заключение по делу и понимаешь, что ты собрал и что был прав.

— Были ли в вашей практике сложные дела, когда казалось, что вообще не за что зацепиться?

— Так как сейчас мы возбуждаем уголовные дела по решению налогового органа, к нам приходят материалы, собранные его специалистами. И когда ты читаешь их, то понимаешь уже, куда ты придёшь, будет ли у тебя состав преступления ли нет. Существует масса доказательств, тем более сейчас, в век информационных технологий всё оставляет свои следы. Наша задача — собрать их.

Не все дела экономической направленности одинаковые. Те, кто так считает, заблуждаются.  Схемы становятся все более продуманными, хитрыми, запутанными, жулики самосовершенствуются, растут. Следователям приходится повышать свой уровень вместе с ними.

На сложной работе держит любовь к делу

— Какие преимущества имеет женщина-следователь перед мужчиной-следователем?

— Могу назвать усидчивость. Женщина более собрана и, мне кажется, именно анализ документации женщины проводят тщательнее, скрупулезнее. Работающие у нас мужчины не очень любят расследовать экономику, так как там надо очень много собирать, думать, анализировать большие объемы документов. Им, как правило, хочется быстрого результата, какого-то громкого дела, раскрыть преступника. А тут приходится не один месяц сидеть и постоянно думать.

— Как тогда эмоционально не выгореть на такой работе?

— Женщины-следователи (да и не только следователи), имеющие семью, работают, не считаясь с личным временем. Его мало, но нужно всё успевать. Посвящая свою жизнь такой профессии, надо понимать все риски, осознавать, на что ты идёшь. Эта работа реально тяжёлая для женщины. По сути, ты работаешь мозгами всегда: и на работе, и дома, и в выходные, и в отпуске — эти дела никогда тебя не отпускают.

В нашем случае работа ещё связана с командировками, так как налоговые преступления подразумевают работу с фирмами-однодневками, расположенными и зарегистрированными по всей России. Ты обязан выехать туда с оперативным составом и отработать все моменты.

Думаю, что на таких работах женщин держит любовь к профессии, к тому что ты делаешь, к достигаемым результатам. Как бы трудно тебе не было, но в этом весь ты.

Я считаю, что эмоциональное выгорание с периодичностью происходит с каждым человеком. Например, я, когда выйду на пенсию, то не хочу иметь ничего общего с юриспруденцией вообще. Думаю, что займусь рисованием.

— Реальна ли работа следствия без женщин?

— Нет, не реальна. Всегда женщины были и будут. Я не умаляю мужских достоинств, но среди женщин есть очень много талантливых людей, грамотных, профессионалов своего дела.  Я не знаю, от чего это зависит, все личности индивидуальны, но в нашем отделе, и вообще в следственном управлении, все женщины — профессионалы. И с большой буквы.

— Чтобы Вы пожелали женщинам в преддверии 8 Марта?

— Желаю всегда оставаться женщиной, быть красивыми, любимыми мужчиной, много удачи и везения, всегда находить время для семьи как бы тяжко не было и, конечно же, здоровья!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах