269

Кто решит проблему? Жители Южного Урала задыхаются от тяжелого запаха

Жители Южного Урала отчаянно призывают власти обратить внимание на их проблему.
Жители Южного Урала отчаянно призывают власти обратить внимание на их проблему. / Евгения Иванова / АиФ

Каково это – буквально каждый вечер и ночь задыхаться от неприятного запаха – знают жители посёлка Южный Урал Оренбургского района. Проблема уже  отметила «совершеннолетие»  по всем возможным параметрам – о ней говорят с 2000 года.

Никуда не деться

- Самое неприятное, что от этого запаха невозможно спрятаться, - говорит Елена, которая живёт в поселке 10 лет. – Он усиливается вечеров и ночью, летом, когда стоит жара, невозможно открыть окна – пахнет то химией, то газом, то канализацией. Куда бы мы ни обращались – жалобы выслушивают, записывают, но ничего не меняется годами.

За четыре дня – с 3 по 7 мая в ЕДДС поступило 49 обращений от южноуральцев и три – из села им. 9 января. Все - с жалобами на резкий и сильный запах канализации. На место выезжала лаборатория областной экологической службы. Зафиксированы превышения ПДК по сероводороду в 9,5 раз на границе санитарно-защитной зоны, в 9,3 раза – по улице Лазурной, почти в три – на улице Ясной. Предварительные анализы специалистов экологической службы показывают, что, скорее всего, источник проблем – иловые поля «Оренбург Водоканала».  На этих площадях утилизируются осадки сточных вод.

- Поля расположены в соответствии с проектом санитарно-защитной зоны, существующие нормы соблюдены: жилая застройка в границах санитарной зоны и на расстоянии 3 км от объекта отсутствует, - сообщил генеральный директор «Росводоканал Оренбург» Дмитрий Масловский.

Несмотря на это заявление, предприятие увеличило количество обработок иловых полей: самоходный опрыскиватель дважды в день разбрызгивает реагент, который должен уменьшить испарения и концентрацию неприятного запаха. Но эта мера временная – считают жители посёлка. Заглушить запах – не значит решить проблему целиком.  

Однако определение и признание источника загрязнения атмосферы – уже победа. В июне прошлого года, когда также фиксировалось ПДК по сероводороду от 2,8 до 4,8 раза, Роспотребнадзор исключил предприятие из числа возможных виновников. О чём сообщил в официальном ответе руководству муниципального образования: «Предоставленными материалами дела не установлен конкретный источник загрязнения атмосферного воздуха, в связи с чем вынесено определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении». Но если не это предприятие стало причиной загрязнения, то закономерным было бы решение продолжать поиски. Этого не произошло, и возникает вопрос: почему превышение ПДК есть, а его источник никто не ищет?

От баннера до лаборатории

Но жители Южного Урала продолжают предпринимать все возможные меры для того, чтобы дышать чистым воздухом, обращаясь снова и снова в инстанции, призванные защищать их права. На полях побывал министр природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Александр Самбурский.

- Если меры не будут приняты, то будет рассматриваться вопрос, чтобы и в суд обратиться, и принудить принять соответствующие мероприятия, — сообщил Александр Самбурский. — Дальше проведут аудит, привлекут независимую компанию и определят дальнейшие действия. Возможно, высадят ряд деревьев, чтобы некоторую защитную зону сформировать. Возможно, что-то пересмотреть в технологическом процессе.

И.о. главы Южноуральского сельского Совета Татьяна Шарафутдинова направила в министерство обращение, в котором просит организовать дежурство передвижного экологического поста, чтобы мониторинг воздуха проводился круглосуточно. Ответ ещё не получен.

А тем временем на обочине дороги, ведущей в Южный Урал, появился баннер, на котором изображены дети с противогазами и надпись: «Мы хотим дышать чистым воздухом!».  

МНЕНИЕ

- Проблема имеет давнюю историю,  - рассказывает доктор медицинских наук, профессор кафедры экологии и природопользования ОГУ Виталий Куксанов.- Я неоднократно посещал объекты городских очистных сооружений будучи врачом - гигиенистом, по жалобам горожан на скверный запах, со студентами с экскурсиями и по другим причинам на протяжении не меньше, чем трех десятков лет. Что касается работы самих очистных, то надо строго соблюдать технологию очистки сточных вод и обеспечивать эффективную работу всех сооружений, особенно метантанков. Именно в них происходит анаэробное сбраживание органики осадка и ее разложение на жирные кислоты, метан, окись углерода и др. Сбрасывать не перебродивший осадок на иловые карты нельзя. Не уверен , что метантанки в рабочем состоянии, потому что знаю, что в прошлом они не работали, а это значит осадок гниет на иловых полях.

После сбраживания у осадка прекращается гниение, что вызывает такой сильный запах. Что делать с накопленном за десятилетия осадком? Ведь в нем много других вредных веществ и особенно - тяжелых металлов. Вывести на сельхоз поля на удобрение без заключения нельзя. Значит надо провести хорошие научные исследования и определиться с судьбой этого осадка. Я лично предлагал руководству предприятия провести научные изыскания учеными ОГУ. Получил  устное заверение о сотрудничестве, отправил официально оформленное предложение, но ответа так и не поступило 

Еще два момента: на очистных нужно строить систему доочистки, а на иловых картах нужна установка обезвоживания осадка.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах