aif.ru counter
191

У фронта и тыла одна цель - Победа. Оренбуржье в годы Великой Отечественной

Личная карточка на подростка, эвакуированного без родителей из Витебской обл. в п.Халилово Чкаловской обл.
Личная карточка на подростка, эвакуированного без родителей из Витебской обл. в п.Халилово Чкаловской обл. © / АиФ

Эвакуация, как возможность спасти в первую очередь людей, стала необходима с самых первых дней Великой Отечественной войны. Уже 24 июня 1941 года был создан Совет по эвакуации, в который входили отделы трудоустройства, обслуживания и, пожалуй, самое главное – Центральное справочное бюро.

С июля по декабрь 1941 года в стране было перемещено 10 млн.человек, эвакуировано 2593 предприятия. За каждым случаем – своя история.

Корреспондент «АиФ Оренбург» встретился с Ольгой Сгибневой, зам.директора Государственного архива Оренбургской области, которая рассказала, что делалось для того, чтобы люди не теряли своих близких, как восстанавливалось производство и спасались исторические ценности в страшные и великие военные годы.

Кормили, одевали, лечили

Анна Коннова, «АиФ Оренбург»:  Когда наша область начала принимать эвакуированных?

Ольга Сгибнева:  Первые эвакуированные прибыли в Чкаловскую область 9 июля 1941 года. Как указывает в исследовании доктор исторических наук, профессор, академик Академии военно-исторических наук Анна Федорова, - около 6 тысяч человек разместили в Соль-Илецком, Бузулукском, Бугурусланском, Абдулинском и Саракташском районах. Много эвакуированных было из Киева. Южный Урал за июль 41-го года принял свыше шестисот семей из Украины. Всего же, как свидетельствуют сводки, к середине октября того же года область приняла почти 96 тыс.человек.

В Оренбурге к сентябрю было размещено уже свыше 20 тысяч прибывших, а в мае сорок второго года число эвакуированных достигло 75 тысяч человек. Для небольшого провинциального города это было довольно много. В 1939 году население Оренбурга составляло 171,7 тысячи жителей.

Такое положение делало острой проблему продовольствия, катастрофически не хватало жилья. Приезжие задерживались на вокзале, скученность провоцировала вспышки инфекционных заболеваний. Город брал на себя заботу не только о тех, кто оставался, но и о проезжающих транзитом. Людей кормили, обеспечивали теплыми вещами и по возможности – лекарствами. Очень напряженно работало справочное и учетное бюро.  Его работники трудились в две смены - с семи утра до двенадцати ночи выдавали справки о местонахождении тех, кого разместили на территории Оренбургской области.

Одновременно шла эвакуация заводов и фабрик. Всего за два года в нашу область было перемещено свыше 60 предприятий. Из них 30 – союзного значения. Из Витебска – станкостроительный завод им.Кирова, из Гомеля – трикотажная фабрика, из Луганска смогли вывезти 863 станка и 5 прессов патронного завода. Ровно через 15 дней завод дал первую продукцию, которую отправляли на фронт всю войну.

В Оренбургскую область прибывали и военные учебные заведения. Московская школа радиоспециалистов, Полтавские высшие авиационные курсы штурманов ВВС Красной Армии, 2-я московская школа авиамехаников и многие другие. Например, в здании районной поликлиники в Сорочинске была размещена авиационная школа первоначального обучения из Гомеля, а мечеть отдали под парашютный класс и хранилище парашютов.

Распоряжение Совета  по эвакуации от 9 ноября 1941 г.
Распоряжение Совета по эвакуации от 9 ноября 1941 г. Фото: АиФ

- Особый случай – эвакуация детских домов, интернатов, отдельные группы детей, которые потерялись…

- В основном, это были детские дома с территории Украины и Белоруссии. Всего – 51. В Краснохолмском районе были размещены сто детей из Литвы, В Бузулукском – 86 из Польши. С ними занимались учителя, в некоторых случаях уроки велись на родном для них языке.  Составлялись списки, на каждого ребенка заводились личные карточки, куда вписывались все известные сведения, чтобы затем передать их в Центральное справочное бюро.

- Мы привыкли считать, что эвакуировали в основном людей и предприятия. Но ведь это не совсем так.

- Конечно. Из Прибалтики, Украины, Карелии шли вагоны с архивной документацией. Помимо ценных в политическом отношении документов, были и другие артефакты. Например, из Литвы в тыл отправили четыре ящика с древними грамотами на пергаменте. Из Москвы и Ленинграда вывозили фото-, фоно- и киноархив – тысячи коробок с киноматериалами и фотодокументами. Утратить их – значило бы навсегда потерять уникальные исторические данные.

Летом 42-го в Оренбурге разместили коллекцию Черниговского областного исторического музея. Среди экспонатов – пушки, колокола, огнестрельное и холодное оружие, личные вещи Богдана Хмельницкого, старинные иконы, кресты, церковная утварь. По описи числилось свыше тысячи трёхсот экспонатов. Размещено все это было в доме №72 по ул.Пролетарской.

Оренбург хранил собрание редких книг, например, сочинения М.В.Ломоносова 1778 года издания, грамоты Екатерины II, коллекции венецианского стекла, фрагменты египетского саркофага и статуэтки эгейской эпохи.

Оренбург стал вторым домом для многих эвакуированных театров.

Пятого сентября 41-го в Оренбург прибыл Ленинградский государственный академический малый театр оперы и балета. А уже через две недели его коллектив открыл первый сезон на сцене летнего театра в парке «Тополя». Были восстановлены оперы «Севильский цирюльник», «Кармен», «Евгений Онегин».

После смены играли спектакли

- То есть, несмотря на войну, люди стремились сохранять то, что когда-то было смыслом в мирной жизни.

- Даже когда артисты вставали у станка и вытачивали патроны, они всё равно оставались творческими людьми. Им хотелось продолжать делать то, что они умели лучше всего: петь, танцевать, читать стихи или играть в спектакле. В Шарлыке эвакуированный из Харькова театр имени М.Л.Кропивницкого, в помещении неполной средней школы давал представления, которые пользовались огромным успехом. Невероятно, но факт: за 1942 год артисты театра дали 304 спектакля! Ансамбль песни и пляски донских казаков в новую программу, подготовленную в Оренбурге, включил песни оренбургских и уральских казаков. В оренбургском госпитале лечился известный в то время поэт Александр   Коваленков, стихи которого публиковала газета «Чкаловская коммуна». Оренбургу он посвятил стихотворение «Город в степи», в котором есть такие строки:  «Золотистым тюльпаном степным Здесь апрель расцветает и дышит, Май шумит сарафаном цветным, Весь сиренью и ландышем вышит».

Джаз-оркестр завода №322 под управлением Бакланова Е.П.

Джаз-оркестр завода №322 под управлением Бакланова Е.П. Фото: АиФ

 

С Оренбургом связана жизнь двух великих музыкантов – отца и сына Ростроповичей – Леопольда и Мстислава. В 2001 Мстислав Ростропович после долгого времени посетил Оренбург. Тогда же торжественно был открыт музей в том самом доме №25 на ул.Зиминской, где семья Ростроповичей жила два военных года. В 1993 году музыканту, виолончелисту Мстиславу Леопольдовичу Ростроповичу  присвоено звание Почетный гражданин г.Оренбурга.

Наши земляки

Оренбуржцы сражались за Москву и Сталинград, воевали в партизанских отрядах, штурмовали Берлин и освобождали от фашизма Европу. Линия фронта не прошла по Оренбургской области. Но героический труд в тылу стал равен военному подвигу на передовой.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах