aif.ru counter
19.03.2018 10:37
664

«Получать знание нужно в своей традиции». Ректор медресе – об образовании

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ в Оренбуржье 07/03/2018 Сюжет Задай вопрос священнику
"При встрече с имами мечетей нашего региона я призываю заниматься всеми слоями населениями, в том числе и с детьми", - рассказал ректор медресе «Хусаиния». © / Медресе "Хусаиния"

«АиФ Оренбург» продолжает серию материалов о религиозном образовании Оренбуржья. Руководитель Духовного управления мусульман Оренбургской области, ректор медресе «Хусаиния» Альфит хазрат Шарипов рассказал, кто и чему учит детей и взрослых в исламской школе.     

Дань моде

Людмила Максимова, «АиФ Оренбург»: Как выглядит лестница исламского образования?

Альфит хазрат Шарипов: На сегодня в России создано трехступенчатое мусульманское образование. Первая ступень - начальное образование, которое каждый верующий любого возраста и национальности может получить в мечети. На бесплатных занятиях даются основы религиозных знаний.

Вторая ступень – это среднее образование, которое получают в медресе. Здесь готовят преподавателей для медресе и священнослужителей, которые смогут работать в приходах области. На заочном и вечернем отделениях обучаются четыре года, а на очном - два. Затем можно получить высшее образование в исламских вузах России – Уфе, Казани, Москве и на Северном Кавказе.  Многие наши выпускники поступают туда. Верховный муфтий говорит, что средние учебные заведения дают  только ключ к знаниям, с помощью которого человек должен дальше по жизни постоянно повышать свой уровень образования.

Также есть возможность повысить квалификацию для выпускников медресе в исламских вузах. Если педагоги светских учебных заведений повышают квалификацию примерно раз в пять лет, то наши выпускники раз, а то и два раза в год. Таковы требования времени. К сожалению, очень часто элементы религии используют в пропаганде и для угроз человечеству, и мы должны держать руку на пульсе.

Президент Владимир Путин поручил создать высшее звено богословского образования, которое будет конкурентоспособно заграничному, и в прошлом году открылась Болгарская исламская академию (Болгар – историческое место, именно из него – столицы Волжской Булгарии – ислам распространился в России). В Болгарской академии будут защищаться кандидаты и доктора богословия, теологи, читать лекции известные во всем мире преподаватели по исламу. В ней учится один наш выпускник.

Для чего это было нужно? Дело в том, что россияне, отучившиеся заграницей, могут там подхватить не традиционные для нашей местности взгляды, которые могут навредить государству. Мы мирно сосуществуем во множестве национальностей, конфессий, а в тех странах один народ и одна религия, естественно, у них нет понимания, как можно жить в многонациональном государстве. Поэтому учащийся должен получать знание здесь, в своей традиции.   

- Хазрат Альфит, вы много учились и к этому же призываете своих священнослужителей. Почему важно, чтобы священник был высокообразованным?  

- Пророк говорил, что учиться человеку нужно от люльки до подкопа (могилы). Если врач лечит тело, то священник лечит души людей. От компетентного ответа священника зависит многое. Куда люди идут, когда трудно, когда происходят неприятности? В 9 из 10 случаев – в церковь или мечеть. Когда человеку хорошо, он мало вспоминает о духовном. Сейчас население зачастую безответственно друг к другу, детям, старшим. Ушла ответственность, которая была у наших предков. Это вредит будущему человечеству. Каждый должен быть ответственным на своем месте. Один из рычагов, который прививает это чувство - вера. Сегодня открываются  мечети, церкви, можно было бы радоваться, но нравственное состояние народа, к сожалению не меняется. Зачастую религия становится своего рода данью моде, а она должна быть образом жизни. Люди хотят здесь жить хорошо – гуляй, веселись, ничего не делай, и там – хорошо. Но так не бывает. Человек должен сознавать: чтобы получить одобрение Всевышнего, в этой жить нужно послужить Господу, совершать добрые поступки.

На заочное отделение приходят в основном взрослые люди.
На заочное отделение приходят в основном взрослые люди. Фото: Медресе "Хусаиния"

- А кто учится в вашем медресе?

- На очном и вечернем отделениях учатся в основном молодые люди. Вечерники обычно совмещают занятия с учебой в светских заведениях. На заочное отделение приходят в основном взрослые люди, которые осознанно хотят получить духовное образование для души.

Бывает, наши ученики из области, остаются работать здесь, реже городские уезжают в деревни. Средний возраст становящихся священнослужителями – 50 лет. Мы не устанавливаем возрастные рамки для абитуриентов. Берем уже взрослых, даже пожилых людей. Молодые в деревню не очень хотят ехать. Священство не та работа, к которой можно принудить. Да и зачем такие священники? Также молодые соблазн жизни не всегда выдерживают, а старшие более опытны. Прожив жизнь, они могут разговаривать и понимать тех, кто к ним приходит. Это нелегко. Священник как мост, по которому ходят как хорошие, так и плохие люди.

Удержать от соблазна

- В мечети занимаются с детьми подобно воскресным школам?

- Да, у нас в медресе раз в неделю занимаются дошколята от 3-7 лет. Наши педагоги с ними рисуют, лепят и в то же время прививают детям веру. Школьники от 7 – 15 лет занимаются по воскресеньям. Ребята получают уроки о вере, узнают основные правила нравственности. Многие родители понимают, что религия это один из инструментов, который может удержать их чадо в этой жизни от пороков, плохих поступков, соблазнов, которые могут встретиться в этой жизни.

- Вырастая, эти дети не забывают о вере, не уходят из мечети?

- Многие недопонимают смысл веры. Чтобы понять, я часто рассказываю одну притчу. У одного учителя было 10 учеников, и одного из них он любил больше остальных. Ученики спросили, почему ты его любишь больше, чем нас. Учитель сказал: «Чтобы ответить на ваш вопрос, я должен дать вам домашнее задание. Если выполните, отвечу. Нарисуйте рисунок в том месте, где вас никто не видит». На следующий день 9 учеников пришли с рисунками, а любимый ученик не принес. Те смеялись и говорили: «Ваш любимый ученик ничего не сделал, а вы его любите больше нас». Учитель спросил, почему тот не принес рисунок. И ученик ответил: «Вы требовали нарисовать там, где нас никто не видит. Я спустился в погреб, залез на чердак - везде Бог видит. Не нашел места, где меня никто не видит». За эту веру учитель его и любил. Если наши дети будут помнить о присутствии Божием, то за них можно быть спокойными: они не перейдут грань дозволенного.

Я наблюдаю за нашими бывшими учениками. 8 из 10 ведут правильный образ жизни. Господь сказал, что нужно молиться, держать пост, но Он не нуждается в поклонении. Это нужно самому человеку для дисциплины, чтобы не забываться. Но эти ребята могут и не ходить в мечеть, но быть достойными сынами Отчизны. У них есть нравственный стержень, и они несут свой крест до конца, а некоторым, к сожалению, даже молитва не помогает. Эти люди ходят в мечеть ежедневно, в то же время не могут побороть свои прихоти. Я же вижу, они молятся на пятничных молитвах, а в своих семьях ведут себя очень плохо, недостойно верующего человека: разговаривают грубо с родителями, могут позволить выпить спиртное, брать деньги под проценты. Эти вещи заставляют меня сильно переживать, волноваться, ибо настоящая вера человека дисциплинирует. Поклонение должно повлиять на нравственное состояние человека. Либо они недопонимают, либо лицемерят. Каждую пятницу я говорю прихожанам: ставьте свои машины возле мечети так, чтобы они не загораживали дорогу другому участнику движения. Пока вы сидите и каетесь, просите у Господа, чтобы дела пошли вверх, 100 человек идет мимо мечети и проклинает вас. Выходит, тело здесь, а душа нет. Прежде всего, надо научиться регулировать человеческие отношения, быть человеком.

"Надо укреплять нашу дружбу, знать традиции и праздники друг друга, у нас другого пути нет". Фото: Медресе "Хусаиния"

Занятия с детьми проходят не только в оренбургских мечетях, но и во многих приходах по области. При встрече с имами мечетей нашего региона я призываю заниматься всеми слоями населениями, в том числе и с детьми. Ибо дети – это наше завтра. Не обязательно они станут священниками, но, главное, чтобы чувствовали, что Бог все видит: тогда он не обидит, взятку не возьмет. Я им говорю, что вы знаете, что 20 человек ушло в ИГИЛ* (организация, запрещенная в РФ) с востока области. Если бы мы вовремя успели привить этим ребятам исконно традиционные ценности, которые есть в исламе (уважение к старшим, к родителям), то они 100% туда бы не уехали. Наша религия говорит, что перед тем как куда-либо уйти, ребенок должен отпроситься у родителей. Дети знают, что рай под ногами матерей, хороший ребенок продлевает жизнь родителям. Если бы эти ценности были привиты в детстве, то в обществе было бы спокойно. Такая картина в странах с религиозным миропорядком. До свержения Каддафи в Ливии преступность была на очень низком уровне: детей там не бросали, стариков не оставляли, чужое не брали, прелюбодеяний не было. В основе всех традиционных религий лежат вечные ценности: не убий, не укради, возлюби ближнего своего. Религия дана от Бога, чтобы сделать нас счастливыми на этом и на том свете. В самой религии недостатков нет. Есть недостатки в людях. Верховный муфтий говорил: ислам – чистый источник, и не вина источника, если из него черпают грязной посудой. Убивают с именем Аллаха на устах. Животное так не может сделать, как поступил террорист в Кизляре. У такого человека нет любви к родителям, традиции. Это овощ, который не знает традиции, культуры. Но после таких вот актов на нас начинают косо смотреть и недолюбливать. Поэтому надо укреплять нашу дружбу, знать традиции и праздники друг друга, у нас другого пути нет.

- А вы разбираете с вашими прихожанами, чем отличается традиционный ислам от того, что предлагают радикальные учения?

- Мы много об этом говорим с имамами, а те доводят информацию до своих приходов. К сожалению, мечети пустые, в них ходят единицы. По пятницам в центральной соборной мечети собирается более 400 человек. Из них только 100 человек местные. И так почти везде. Молодежи лень идти в мечеть - есть компьютер, который ответит на каждый вопрос. Интересно, что открываются в первую очередь почему-то странички радикального толка, где говорится, что нет «традиционного» ислама, что нет понятия «национальность». Эти сайты отбивают у нас нашу паству. Ей говорят: не слушайте имамов, они заблудшие, у нас чистый ислам. Так они отрезают от нас молодежь.

А женщина тоже человек?

- Задумывались ли вы об открытии мусульманской школы?

- 100 лет назад в медресе учились дети с 6 лет. Они получали  начальное, затем среднее образование, а потом могли получить и высшее. Не обязательно все ученики становились священниками. Готовили кадры, которые хорошо знали религию. В школе обучали светским предметам и основам религии. В первый год они узнавали о Боге и вере в ангелов, во второй – о пятикратных молитвах, в третий – о посте и так далее. Сейчас у нас такой школы нет, но помыслы о ней есть, мы грезим о ней. Это очень эффективное воспитание с ранних лет. Я видел глаза детей православной гимназии, в этих глазах есть свет, которого я не встречал в обычных школах. В гимназии другие дети. Вера тормозит человека на поворотах, обращает к Богу. Ученик встает на молитву, видит священника-директора, преподавателей и вырастает с иными ценностями.

Медресе
Медресе "Хусаиния" было построено в 1891 году. Фото: Медресе "Хусаиния"

- О чем вы говорите на встречах в светских школах?

- Родителям – об их обязанностях по отношению к детям, а детям – об их отношении к родителям. Я стараюсь, чтобы любой человек, который встретился со мной, поменялся в лучшую сторону. Это мой лозунг в жизни. С помощью Бога я должен положительно повлиять на жизнь другого человека. Детям я говорю о дружбе и терпении друг к другу, об ответственности. То, что я говорю, связываю с религией. Если ребенку указывать: не воруй, слушайся маму,  пить-курить – плохо. Он спросит, кто сказал, что это плохо? К чему запреты без объяснений? Лучше сказать, что есть Бог, который видит нас и по возвращении к нему, придется нести ответ. Только вечной верой все и объясняем. У каждого человека есть внутреннее желание быть с Богом, и если его не удовлетворить, внутренняя пустота заполнится суррогатом. Родители, которые приводят детей в мечеть, выполняют свой долг перед Богом. Если заложить в ребенке фундамент веры, то потом можно быть спокойным и в старости не придется жаловаться Всевышнему на детей. Многие родители, которые не говорили детям о Боге, а только кормили, одевали, толком не воспитывали, в старости пожинают плоды своей беспечности. В деревнях говорят: чем иметь одну корову, лучше иметь двух пенсионеров. Дети не работают, ждут пенсии родителей. А проблема в том, что пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Каждый торопится: надо построить дом, второй этаж, купить машину получше, съездить заграницу, то, это… А дети в этой гонке растут сами по себе, без Бога, и Сатана, конечно, находит их потом. У людей нет границ достаточного. Каждому всего мало. И границы эти все расширяются. Разве счастье в этом достижении? В этой погоне теряется детство и будущее детей и внуков.

Мне нравится одна притча. Однажды один ученый шел по парку и увидел, как бабочка не может выйти из кокона. И он решил помочь и подрезал кокон. Она вылетела, но упала, так как крылья у нее не окрепли. Так, некоторые родители, думая что помогают детям, обеспечивая излишне, губят своих детей, как ту бабочку. 

- А кто преподает в медресе? Есть среди педагогов и учеников женщины?

- В основном наши преподаватели – это выпускники медресе, в том числе мои ученики. 9 из 10 имеют высшее образование. Я ректор с 2000 года. Нынешнему коллективу около 17-20 лет.

Иногда у меня спрашивают, можно женщине ходить в мечеть? А женщина тоже человек? (смеется). У нас два преподавателя – женщины и среди учеников немало женщин. Раньше на очном отделении мужчины и женщины занимались отдельно, сейчас не хватает помещения, поэтому приходится их объединять. Конечно, нам бы хотелось, чтобы училось больше мужчин, но мы понимаем, что только образованная мать может воспитать образованного ребенка. А бывает, что за слабым полом и мужики тянутся. В селе Мустафино (Шарлыкском районе) хазрат (священник) начал вести примечетские курсы. В первый год пришло 25 женщин, на второй – 30, а в третий год на них обучалось уже 70 дам. Женский батальон! Так потом эти 70 женщин привели 30 мужчин, в этом году последних уже 60. Сейчас на этих курсах учится 250 человек. В деревне не продают спиртное, праздники проходят трезво, люди не воруют, не сплетничают – стали на путь истинный, деревня меняется, это чудо. Мы думаем, как изменить ситуацию в деревне. А нужно просто поставить туда хорошего священника.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество