1754

Дети – отражение семьи. Что чувствует ребенок при жестоком обращении?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ в Оренбуржье 17/06/2020
Ребенок тяжело переносит любые виды насилия.
Ребенок тяжело переносит любые виды насилия. © / Александра Горбунова / АиФ

Ситуация, которая произошла в многодетной семье из Домбаровского района, когда у мамы силой были отобраны четверо малолетних детей, вскрыла темы, о которых говорить не принято и неприятно. Оказалось, что ни власть, ни общество не способны обеспечить детям элементарную безопасность.

Пока взрослые - чиновники и сотрудники соцслужб - выясняют, кто прав, а кто виноват, дети находятся в казенном учреждении – без отца и матери. Что они испытывают – пожалуй, должно было стать первым вопросом для всех тех, кто сегодня разбирается в этой ситуации. Но пока должного внимания самым маленьким участникам скандала, к сожалению, так и не уделили.

О том, что поисходит с детской психикой, которых забрали у родителей, почему дети привыкают к насилию и предпочитают оставаться даже в самой неблагополучной семье корреспондент «АиФ» в Оренбуржье» поговорил с клиническим психологом Натальей Сергеевой.

Насилием воспитать нельзя

Юлия Курганова, «АиФ Оренбург»: Наталья Алексеевна, как вы восприняли новость об изъятии детей из многодетной семьи в поселке Тюльпанный?

Наталья Сергеева: Первая мысль, которая меня посетила: нужно сделать все, чтобы органы власти были настроены на профилактику, на предотвращение семейного неблагополучия. Главное – создать максимально безопасные условия для детей. Если родители злоупотребляют алкоголем – поставить на учет, если есть проблемы с жильем – подключить все необходимые структуры и работать над вопросом. Это же можно как-то решить. Я за то, чтобы все было направлено на предотвращение изъятия детей. Хотя действительно есть случаи, когда лучше забрать ребенка: при физическом, сексуальном насилии в семье, что, к сожалению, сейчас не редкость. К сожалению, не все родители понимают, что наказаниями мало чего можно добиться. Таким образом ребенка воспитать нельзя. И он не виноват, что родители не могут выдерживать его эмоции. Подобное поведение взрослых учит маленького человека лучше защищаться от взрослого, копить обиду и быть более изворотливым. Нужно помнить, что у каждого насилия есть грань, точка невозврата, переступив за которую, человек может изувечить или даже убить, неважно, ребёнка или взрослого.

В такой семье оставлять детей нельзя. В этом случае с родителями необходимо не просто проводить профилактические беседы, но и показывать специалистам – психологам, психиатрам, чтобы удостовериться в их психическом здоровье. Потому что здоровый человек никогда не будет систематически избивать своего ребенка – даже если тот, к примеру, ежедневно приносит двойки.

– Почему часто ребенок мечтает вернуться в неблагополучную семью? Все лучше казенного дома?

– Насилие в любом случае тяжело переносить. Но, как бы это ни звучало, к сожалению, к этому привыкают. Детская психика настолько пластичная и гибкая, что она может выдержать многое. Если малыша периодически бьют, то его психика делает всё, чтобы «защититься» – уменьшается чувствительность к боли, ребенок замыкается в себе, он уже видит и может прогнозировать поведение взрослого, что позволяет ему заранее от этого отгородиться и всё стерпеть. Тем не менее, дети в любом случае будут враждебно воспринимать представителей тех же органов опеки. То, что происходит рядом с родителями, может быть ужасным, но оно уже изведано. В случае изъятия включается биологический страх – вдруг там будет хуже. Неважно, что до этого его побили и поставили в угол. Просыпается инстинкт, ребенок уверен, что только мама и папа смогут защитить его и уберечь от опасности. Поэтому если отрыв от семье происходит резко, это приводит к дополнительной травматизации.

Как заменить маму?

– Что чувствуют дети, когда их отрывают от родителей? У семьи из Домбаровского района самому младшему ребенку – всего два месяца.

– В любом случае резкий разрыв с матерью и отцом не переносится легко и гладко. В этом случае все упирается в возраст ребенка, в котором происходит изъятие. Здесь стоит помнить о теории привязанности. Когда ребёнок рождается, у него формируется привязанность прежде всего к матери, которая его родила. Малыш рождается неприспособленным к внешнему миру. Поэтому ему необходимо условное «донашивание», без которого он не выживет. Поэтому мать или человек, ее замещающий, должен обеспечить ему полную защиту и удовлетворение всех его физических потребностей. Как раз в этом процессе формируется прочная долговечная связь, и в дальнейшем в возрасте от полугода можно сказать, что ребенок уже привязался к какому-то взрослому.

Если изымать ребенка в возрасте до двух лет, то можно его как-то переориентировать. Если там, куда его перевозят или переводят, есть человек, который будет полностью выполнять функции матери, то всё может пройти более-менее гладко. Но если благоприятный климат не создан, малыш будет остро чувствовать обрыв этой связи. И тогда может возникнуть состояние анаклитической депрессии. При таком синдроме дети становятся раздражительными, отказываются от еды, не спят – происходит нарушение всех витальных функций. В этом случае ребенок может даже погибнуть. Невыносимая тоска и боль могут привести психику к фатальному исходу. Такие случаи фиксировались после войн и трагических событий, когда много младенцев оставались без матерей. Сегодня, к счастью, такого не происходит – на это и направлена работа детских домов, домов малютки.

– Меняется ли восприятие ребёнка в более осознанном возрасте?

– Чем старше ребенок становится, тем больше он понимает, и взрослому нужно стараться, чтобы максимально удовлетворять не только физиологические потребности, но и потребности в безопасности, принятии и в любви. Если брать детей еще старше – в дошкольном и подростковом периоде, то они уже точно все понимают. Они знают, что выросли в такой семье, где мама и папа к ним не очень хорошо относились. В этом случае нужна полноценная работа психолога, который объяснит ребенку, почему так произошло. Дело в том, что у ребенка формируется представление о своём родителе, как о плохом и ужасном, что противоречит его базовым установкам. Происходит диссонанс, внутриличностный конфликт. Это приводит к тому, что он замыкается, перестает доверять окружающим и вырастает с нездоровой эмоциональной привязанностью. Это влияет на его социальное функционирование: ему будет сложно выстраивать отношения со сверстниками, близкими, в будущем находиться в партнёрских отношениях. Самое страшное, что впоследствии из них вырастают такие взрослые, которые считают, что и они имеют право бить своих детей.

Восстановить доверие

– Нездоровая привязанность появляется только в случае физического насилия? Как отличить ее от здоровой?

– Ребенок одинаково тяжело переносит не только физическое, сексуальное, но и эмоциональное насилие, которое выражается в отвержении, недостаточной эмоциональной вовлечённости, пренебрежении. Когда дети переносят жестокое обращение, они начинают заикаться, страдают энурезом, энкопрезом, грызут ногти, совершают навязчивые движения. Ребенок – это симптом семьи. Он начинает проживать всё через тело, потому что ему жить в этой семье, и психика делает всё, чтобы малыш или подросток выжил.

Ребенок не может в этих условиях выразить свои эмоции. Если он послушный, то он будет приспосабливаться, копить в себе обиду. После у него может развиться тревожность, психосоматические расстройства. Кто-то начинает протестовать, кричать, злиться. Подростки убегают из дома. И тогда родители удивляются, почему отношения с их собственным ребёнком такие напряженные, пытаются восстановить доверие. Это, конечно, возможно. Но лучше формировать его в раннем возрасте. Родители могут злиться, ругаться – они тоже люди. Но если это происходит в условиях здоровой привязанности, ребёнок учится адаптироваться – без травмы для психики. В этом случае подросток отделяется от родителей, но прочная связь позволяет ему чувствовать себя полноценным и строить свою благополучную жизнь.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах