Примерное время чтения: 7 минут
11901

«Не построили ни одного завода» - почему в Казахстане вспыхнул газовый бунт

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ в Оренбуржье 19/01/2022

Соседняя с нами Республика Казахстан четвёртые сутки охвачена массовыми протестами. Они начались  после того, как с 1 января на автозаправках в ряде регионов на западе этой страны резко подорожал сжиженный газ пропан-бутан: с 60 тенге (10 рублей) до 120 тенге (21 рубля) за литр. Первым "полыхнула" газодобывающая Мангистауская область, где только разведанных запасов углеводородов - более трёх миллиардов тонн в нефтяном эквиваленте. Протесты вскоре перекинулись и на другие регионы, сильнее всего они идут в Алматы, но жёсткие стычки с силовиками отмечаются и в соседних с Оренбуржьем Костанае, Актобе и Уральске.

Почему в богатом нефтью и газом Казахстане резко взлетели цены на топливо?

Наш южный сосед традиционно отличается очень доступными ценами на бензин. Что, кстати, не первый год вызывает вопросы у жителей области. В самом деле, по состоянию на конец декабря прошлого года на заправке в Акбулаке Оренбрургской области литр 92-го стоил 45 рублей 65 копеек, то достаточно переехать 15 километров через пограничный пост Сагарчин, и на территории Актюбинской области Казахстана, в ближайшем Жайсане или Мартуке тот же 92-й стоит 149 тенге, или по нынешнему курсу – примерное 26 рублей за литр. Разница практически двукратная!

Сжиженный углеводородный газ (СУГ) пропан-бутан в Казахстане, особенно в юго-западных областях, и вовсе стоил копейки на наши деньги. Резкое двукратное повышение его стоимости стало серьёзным ударом - хотя, как говорят эксперты, такой исход был давно ожидаем. 

- Республика Казахстан добывает значительные объёмы углеводородов, по последним официальным данным, в 2021 году итоговая добыча составила 86,7 млн. тонн. Однако переработано было при этом чуть более 17 миллионов тонн, то есть менее пятой части всего сырья. Более того, за все годы независимости Казахстан так и не построил ни одного нового крупного нефте- или газоперерабатывающего завода, хотя разговоры о необходимости этого идут уже 30 лет. Но в итоге воз и ныне там, - комментирует главный редактор отраслевого издания "Нефть&Капитал" Владимир Бобылев.

Бобылев
Владимир Бобылев Фото: Facebook

 

Для сравнения - перерабатывающие мощности России составляют более 300 млн. тонн в год при собственной добыче в РФ в 2021 году порядка 580 млн. тонн нефти.

- Нужно понимать, что все крупные топливные проекты Казахстана связаны с иностранными собственниками и экспортно-ориентированы. Там добывают углеводороды такие гиганты, как Shell, Shevron, BP и другие, которые значительную долю сырья вывозят на экспорт. При этом собственно готовое топливо, включая СУГ, Казахстан получает из России. Например, газ с Карачаганака перерабатывают в Оренбурге на газзаводе. Омский НПЗ снабжает топливом северные области Казахстана, - объясняет эксперт.

До недавнего времени в Казахстане цена на топливо регулировалась государством. Лишь в 2015 году там заработала первая топливная биржа, а сжиженный газ на свободных торгах стали отпускать лишь в 2019-м. В 2020-м из-за коронавируса спрос был маленький, а в 2021-м рванул вверх. 

- Одномоментно вскрылись ценовые дисбалансы, которые накапливались годами и гасились административным принуждением государства продавать газ дешевле, чем его рыночная стоимость. Причём многолетнее сдерживание цен привело к тому, что перерабатывающие заводы просто останавливали блоки: зачем производить продукт, который тебя заставляют продавать по невыгодной цене? Зачем модернизировать оборудование, если вложенные в новые установки деньги не "отобьются"? Всё это и привело к такой катастрофической ситуации. Причём решение Казахстана вернуть цены на уровень 50 тенге (10 рублей) за литр газа, чтобы успокоить протестующих, могут привести просто к его дефициту. Как в советские времена: официально вроде всё дёшево, да товара нет, - полагает Бобылев.

Чем Оренбуржью грозят протесты в Казахстане?

Между тем в соседней республике власть уже пошла частично на удовлетворение требований протестующих. Ценники на заправках вернулись к прежним значениям. А в ночь на 5 января президент Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство страны.

Тем не менее, как сообщают источники, ситуация продолжает накаляться. Толпы агрессивно настроенных людей переворачивают и жгут машины, захатывают и жгут здания районных и городских администраций, силовых структур. Сообщается о перестрелках и ранениях силовиков.

Тревожная ситуация складывается и совсем рядом с Оренбуржьем - в городах Актобе, который расположен в 100 километрах от границы с нашим регионом, Уральске (60 км до границы) и Костанае (250 км до границы). 

шешукова
Галина Шешукова Фото: Facebook

 

Но, по мнению доктора политических наук, социолога Галины Шешуковой, Оренбургской области не стоит опасаться каких-то попыток радикальных сил раскачать ситуацию и у нас в регионе.

- Конечно, ситуация в Казахстане сейчас крайне опасная. Но есть ещё надежда, что власти сумеют стабилизировать обстановку, полного краха не произойдёт. Что же касается Оренбургской области, то внутриполитическая обстановка у нас стабильна, и признаков высокой протестной активности, готовой выплеснутся на улицы, нет.

- Люди отмечают праздники, отдыхают на новогодних каникулах, и мы видим, что интерес к событиям в Казахстане конечно, же есть, но в целом это не становится определяющей повесткой дня у нас, - говорит эксперт.

Не видит Галина Шешукова и причин для каких-то крупных кадровых перестановок в приграничных с Казахстаном областях, включая Оренбургскую.

- Усиливает ли дестабилизация в соседнем государстве вероятность отставки губернатора Дениса Паслера? Я думаю, нет. Если таковые причины и появтся, то они будут обусловлены внутренними факторами, а отнюдь не внешними, - уверена социолог.

Что же касается казахстанской диаспоры, довольно крупной на территории Оренбуржья, то эксперт тоже не считает сколько-нибудь существенной вероятность попыток раскачивания ситуации оттуда. Как считает Галина Шешукова, в условиях, когда у Оренбуржья с Казахстаном очень тесные межкультурные, экономические связи, много смешанных семей, немало бизнес-проектов - это невыгодно никому.

Тем не менее неявное, но значительное усиление силового блока вполне закономерно. Так же следует ждать ужестоение мониторинга соцсетей и медиаресурсов, контроля за протестными активистами в регионе.

Что происходит в Казахстане сейчас?

По данным телеграм-каналов российских СМИ, ситуация в соседней республике продолжает накаляться. Протест явно вышел из рамок мирного. 

Сожжены свыше 120 транспортных средств, в том числе 33 полицейских машин, бригад скорой помощи, пожарных автомашин. Разбиты и подверглись грабежу 120 магазинов и объектов торговли,  180 предприятий общепита, порядка 100 офисов. Избито более 500 гражданских лиц, среди которых 130 женщин и стариков.

Появились видео, где протестующие отбирают оружие у силовиков, избивают военных.

По данным сервиса отслеживания авиационных сообщений Flightradar, с территории Казахстана в сторону России (и над Оренбургской областью) пролетело сегодня с утра около десятка бизнес-джетов. Некоторые телеграм-каналы сообщают, что из страны вылетела и семья действующего президента Касыма-Жомарта Токаева, однако официального подтверждения этому нет.

На запрос редакции "АиФ в Оренбурге" в службе РЖД ответили, что по состоянию на 16-00 никаких распоряжений о прекращении железнодорожного сообщения с соседней республикой не поступало, все поезда в Казахстан и из Казахстана следуют по расписанию.

А вот пограничные автомобильные пункты пропуска в Оренбуржье переведены на особый режим работы. Так, пункт "Сагарчин" (направление на Актобе) работает с 11 до 16 часов. Пункт "Маштаково" направлением на Уральск испытывает пиковые нагрузки, его режим работы с 6-00 до 23-00. В рабочие часы ограничений на перемещения между государствами нет.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах