Примерное время чтения: 9 минут
8582

«Как жить?! Ничего не осталось!» В Орске шокированы последствиями наводнения

Город Орск с населением в 250 тысяч человек переживает настоящее бедствие. Сильнейший за последние 70 лет паводок принёс не только разрушения тысяч домовладений, но и проблемы с питьевой водой, растут риски вспышек кишечных инфекций.

«Почему вы все молчали?»

Шок — именно так можно охарактеризовать состояние жителей города, что стоит на слиянии рек Орь и Урал. Целые мирорайоны сейчас отрезаны от «большой земли», перекрыта автодорога на Новоорск. Чтобы туда добраться на машине, теперь приходится делать крюк в 150 километров через Гай и Энергетик. Прорвавшаясь в ночь на 6 апреля вода через бреши в дамбе смыла не просто дома и огороды. Она смыла надежду на нормальную, привычную жизнь.

«Я даже смотреть боюсь фотографии с нашей улицы, где дом стоял. Не хочу. Руки опустились. Мне до пенсии оставалось 8 лет, думала, жить буду в доме, сад разведу, виноград. Теперь всё прахом...» — сокрушается жительница Советского микрорайона Орска Тамара Васильевна.

Впрочем, у этой орчанки пострадал только дачный домик, квартира в пятиэтажке осталась нетронутой. А у многих затопленные под самую кышу дома — единственное жильё. Спасаясь сегодня ночью в пунктах временного размещения (ПВР), целые семьи эвакуировались, успев захватить только документы да немного одежды.

Эвакуация населения. Фото: АиФ в Оренбурге

«Сейчас у людей шок, реакция на происходящее заторможена. Но уже через сутки мы боимся, что начнётся массовая истерика. Когда до конца придёт осознание беды.» — рассказал корреспонденту «АиФ в Оренбурге» дежурный врач в ПВР Владислав К.

«Почему, почему ещё месяц назад никто ничего нам не говорил? Мэрия отделывалась скупыми фразами, мол, „паводок возможен“. Не могли спрогнозировать? Не сумели? Ведь уже в январе, когда город завалило гигантскими сугробами, было понятно — весной нас ждёт беда. Неужели ничего нельзя было сделать? Совсем ничего?» — срывается на крик в конце фразы Тамара Васильевна.

Но на самом деле прогнозы были, и о крайне опасной ситуации было известно уже в начале марта. Как объяснила «АиФ» зав. кафедрой гидрологии суши географического факультета МГУ, доктор географических наук Наталья Фролова, катастрофическая ситуация в этом году сложилась из-за аномально тёплой погоды, которая привела к быстрому снеготаянию:

«Почва в бассейне Урала влажная и промёрзшая, поэтому потери талой воды сведены к минимуму: она не уходит в землю, а остаётся на поверхности. Причём Гидрометцентр России ещё 10 марта представил прогноз „Об ожидаемом характере весеннего половодья 2024 года на реках РФ“. Там сказано, что во второй половине марта на большей части территории страны ожидается положительная аномалия температуры воздуха, за исключением некоторых районов Западной Сибири, где будет около и чуть холоднее обычного. Прогнозы о подъёме уровня воды в Урале выше опасных отметок шли всё время. Почему местные власти не обращали на них внимания, непонятно».

Фото: АиФ в Оренбурге

Перебои с водой и норовирус

Непосредственно от паводка сильнее всего пострадала восточная часть города, но и западной, находящейся на высоком берегу Урала, тоже прилично достаётся. Паводковая вода размывает мусорные, навозные кучи, несёт с полей грязь и ил. Из-за проникновения паводковых вод в питающие скважины пласты местному водоканалу пришлось резко увеличить дозы обеззараживающих веществ.

«Вода из под крана течёт с отвратительным запахом, её невозможно пить, даже руки потом пахнут, если вымоешь. Воду в бутылках ещё вчера вечером расхватали, дефицит. Привозят, конечно, но надо быстро брать, иначе через час опять ничего нет», — рассказывает житель Октябрьского района Орска Сергей Саханов.

Но если в западной части хоть и есть перебои с питьевой водой, но достать её можно, то в подтопленной восточной некоторые магазины, в том числе сетевые, закрылись вовсе. Логистика подвоза туда затруднена — водители грузовичков бояться, что обратно уже не выедут, так как вода прибывает постоянно.

Фото: АиФ в Оренбурге

Непростая ситуация складывается и в ПВР, где сейчас находятся около четырёхсот человек. Волонтёры несут в пункты размещения воду, продукты, предметы гигиены и первой необходимости, раскладушки, матрацы. В школах, где в основном и размещаются пункты, приходится ставить дополнительные обогреватели, ночью в Орске всего +2 градуса. И здесь уже риски — выдержат ли сети дополнительную нагрузку, ведь часть подстанций залита и не работает.

Из-за употребления сырой воды медики Орска уже констарировали два десятка случаев заражения норовирусом. Эта инфекция вызывает острые боли в животе, диарею, рвоту. Её ещё называют «болезнью немытых рук». Причём врачи предупреждлают: инкубационный период у норовирусов — 48 часов, то есть через два дня может быть резкий подъём заболеваемости тех, кто уже заразился, но ещё не знает об этом.

Трагедия в Орске уже привела к возбуждению уголовных дел по статьям «Халатность» и «Нарушение правил безопасности при ведении строительных работ». Оказывается, при строительстве орской дамбы ещё 10 лет назад были выявлены недочёты. Но тогда подрядчику удалось в суде отстоять своб правоту.

Фото: АиФ в Оренбурге

Впрочем, обычных жителей города все эти судебно-уголовные дрязги волнуют мало. Главный вопрос — как теперь жить дальше? Будет ли помощь? Пока областные власти выделяют по 20 тысяч рублей пострадавшим для покупки товаров первой необходимости и продуктов. Далее будет решаться вопрос о выплате компенсаций за разрушенное жильё. Вот только прежде нужно до этого самого жилья добраться. Но, как уточнил глава города Василий Козупица, вода едва ли пойдёт на спад в ближайшие дни.

«Многострадальному Орску ещё и наводнения не хватало! И так город переживал трудности из-за банкротства крупнейших промышленных предприятий, люди увольнялись сотнями.» — говорит Сергей. — «У нас новых многоквартирных домов вообще 30 лет практически не строилось, не для кого. А тут ещё и это. Несчастный город!»

Между там орская трагедия может стать катализатором серьёзных изменений в законодательстве. Как рассказал «АиФ» зампредседателя Комитета Госдумы РФ по строительству и ЖКХ Александр Аксененко, есть большие вопросы к руководству города.

Также, по его словам, нужно пересмотреть действующие регламенты по содержанию гидротехнических сооружений и подготовке к паводкам, определить уровни ответственности.

«И здесь уже должны отреагировать профильные ведомства и сделать выводы на фоне второй год к году крупной аварии с прорывом дамбы, — пояснил депутат. — Я имею в виду прошлогодний опыт Уссурийска. Говорю так, потому что аналогичная корректирующая работа сейчас ведется по теплоснабжению. В Госдуме мы рассматриваем поправки в законодательство, с последующим выходом на изменения регламентов».

Фото: АиФ Оренбург/ Сергей Кутимский

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах