329

Медицинские манипуляции. К чему приведёт укрупнение районных больниц?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ в Оренбуржье 20/01/2021

О том, что медицинские учреждения региона будут объединять, говорили давно. Но не официально, не с трибун и экранов, а кулуарно и по принципу «точно не знаю, но вроде говорят».

Районы просят услышать их

Собрать журналистов на брифинг минздрав был вынужден сразу после того, как в сети очень широко и довольно эмоционально стала обсуждаться тема реорганизации. Сделай чиновники это раньше, возможно, реакция общественности была другой – более спокойной, терпимой, а аудитория была бы готова к обсуждению. Теперь разъяснения выглядят как оправдание и стремление убедить, что всё не так плохо, как якобы рисует воображение обывателя.

Но дело в том, что это не воображение, и проблема не надуманная. Реальные люди приводят примеры из своей жизни. И они – не в пользу областного здравоохранения.

«Вопрос качества медицинской помощи в районах очень острый. 26 декабря 2020 года у меня умер сын, – делится жительница Шарлыкского района Татьяна Давыдова. – Приехала скорая помощь, но у них не работал дефибриллятор. У второй скорой помощи тоже этот аппарат не действовал. Сыну было всего 30 лет. Он умер за 10 дней до появления на свет их с женой первенца».

«В Домбаровке нет уролога, принимает хирург. Некоторые специалисты – приезжие из Ясного, – рассказывает Сергей Щербинин. – Народу всегда тьма. Не учитываются погодные условия: зимой при всём желании врач иногда не может добраться, потому что заметает. В поликлиниках очень нервная обстановка. Люди злые на то, что не могут добиться помощи, доктора не могут работать в такой обстановке. Тяжело всем».

«Очень большая нехватка врачей – в Светлом нет аллерголога, пульмонолога, эндокринолога, – сообщает Анастасия Сковородина. – У меня ребёнок – инвалид. Нам на регулярной основе нужно проходить лечение под контролем медиков. Необходимых специалистов – невролога, психолога, логопеда – тоже нет. Мы по 2-3 раза в месяц вынуждены ездить на маршрутках до Оренбурга. На дорогу туда-обратно уходит не меньше 4 тысяч рублей. Бывает, что мы приезжаем, а нас не принимают. Забыли позвонить и предупредить, что приёма не будет. Это очень накладно».

Вспоминая прошлое

Люди никак не поймут, почему в советское время в любой больнице были врачи всех направлений, а в какой-то момент некоторых специалистов стали называть «узкими», и они напрочь пропали из больниц, хотя в области не стало меньше аллергиков, а количество онкозаболеваний растёт год от года.

Не многие знают, что есть федеральный норматив, по которому больница может позволить себе лора, окулиста, невролога, если к ней прикреплено не менее 20 тысяч человек. Содержание аллерголога и ревматолога возможно в населённом пункте с населением от 100 тысяч. Если население меньше – главврач имеет право оформить того же невролога лишь на полставки. Поэтому врачи вынуждены постоянно совмещать – и чтобы заработать, и чтобы закрыть нехватку специалистов в своём учреждении.

Цитата
"Самая высокая смертность наблюдается именно в маленьких населённых пунктах".

Министр здравоохранения региона Татьяна Савинова назвала эту причину дефицита в сельской местности узких специалистов объективной. А ещё указала на «высокий уровень профессиональных и социальных потребностей молодых специалистов». Иными словами, мало кого из выпускников устраивает зарплата сельского врача. Ведь ответственность доктора за человеческие жизни что в большом городе, что в посёлке абсолютно одинаковая, а оборудование – разное. Министр признала, что его доступность сегодня для населения разная, особенно диагностического. В маломощных больницах она, безусловно, низкая.

– Приходится признать, что самая высокая смертность наблюдается именно в маленьких населённых пунктах, – сообщила Татьяна Савинова. – Мы должны обеспечить равную доступность высоких технологий для всех оренбуржцев. В то же время мы понимаем, что никогда в Светлом (где население около 7,5 тыс. человек. – Прим. ред.) не будет компьютерного томографа. Больница не потянет его обслуживание, нет и специалистов, которые могли бы на нём работать. 

То есть, это объединение затевается, чтобы больница смогла позволить тебе всех специалистов, ведь только объединив пару районов под одно учреждение, можно как раз набрать тот необходимый лимит в 20 000 населения.

Кто к кому поедет?

Но вопросов от такого пояснения меньше не становится. Допустим, после объединения лечебных учреждений трёх районов – Абдулинского, Пономарёвского и Матвеевского – с базовой больницей в Абдулино обслуживаемое население составит почти 49 тысяч человек. В этом случае она по праву сможет содержать врачей всех специальностей, которые, скорее всего, будут работать именно в Абдулино. Что изменится для пономарёвцев и матвеевцев? Им ведь придётся ездить на приём в Абдулино, где теперь, возможно, будет больше специалистов, но дорога короче не станет. Татьяна Савинова обещает, что по районам к больным поедут доктора, а не пациенты, и после объединения этот процесс будет упрощён.

«Это происходит уже сегодня, – поясняет министр здравоохранения. – Либо через взаиморасчёты между учреждениями, либо с физлицом, но выглядит, как просьба к Сорочинску помочь Красногвардейке. А после окончания процедуры объединения это будет уже не желание, а обязанность главврача Сорочинской межрайонной больницы относиться к населению Красногвардейского района, как к своему, и обеспечивать его всем спектром медпомощи».

При этом министр не приводит ни одного конкретного примера, как именно, по какому графику будут принимать узкие специалисты там, где их уже давно нет.

Редакция сознательно в этом материале уделяет так много места именно районам. В крупных городах эта реорганизация, скорее всего, будет не так заметна. Городское население более мобильно. В Оренбурге или Орске хорошего детского терапевта или акушера «передают» из рук в руки, из поколения в поколение. Договориться о приёме и доехать из одного конца города в другой всё-таки проще, чем добраться из посёлка Восточный Светлинского района до Ясного, между которыми 180 км.

Министр несколько раз подчеркнула, что ни одно медучреждение закрыто не будет, ни одного специалиста не уволят, никто без работы не останется, в том числе непрофильный персонал – бухгалтеры, сотрудники отделов кадров, секретари и делопроизводители. И что в медицинской среде нет никаких волнений или недовольства.

Если волнение всё-таки есть, звоните в редакцию «АиФ в Оренбуржье». Анонимность гарантируем. Телефон 8 (3532) 37-03-42.

КОММЕНТАРИЙ

Молодые не горят желанием ехать в район

Главный врач ГБУЗ «Домбаровская РБ» Наталья Якимова:

– У нас около 20 вакансий, они сохраняются в течение долгого времени. У молодых высокие запросы, они и в областном центре не горят желанием работать, не то что в районе. Мы предлагаем квартиру, место в детском саду, стабильный заработок, но они едут в Москву, Питер, устраиваются в частные клиники. Целевики отрабатывают три года и тоже уезжают.

Проблему с кадрами решаем смежными специальностями – у каждого по два-три сертификата. Хирург – он же лор и уролог, функционалист – он же врач-«скоростник» и он же – анестезиолог– реаниматолог. Особой нагрузки нет – население района 14 тысяч. По поводу узких специалистов – шесть лет назад приняли внешних совместителей, которые посещают район еженедельно. У нас нет своего окулиста уже лет 10, нет стоматолога, невролога. По поводу объединения волнения нет. Без работы мы не останемся.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

В медицине назрели хронические проблемы

Депутат Законодательного собрания области Оксана Набатчикова:

– Предыдущие оптимизации, острая нехватка кадров, особенно в районах, недостаток лекарств, технических средств, транспорта – это проблемы, которые стали уже хроническими. Привязка финансирования к прикреплённому населению, которого по факту нет, потому что люди работают на вахтах, проверки страховых организаций, которые порождают бессмысленные штрафы, отсутствие транспортной доступности для населения и масса других причин влияет на систему.

В ноябре Оренбургская область оказалась на втором месте по избыточной смертности. Люди зачастую до последнего не обращаются в больницу и уже в тяжелейшем состоянии едут на такси, а то и на общественном транспорте. Медработники вынуждены трудиться на пределе своих сил, и всё равно не все люди могут получить медицинскую помощь.

МНЕНИЕ

Заслуженный врач РСФСР, член научного общества хирургов России
Петр Кабанов.

В районах нужны курсы для медсестёр

Решить кадровый вопрос с врачами на селе можно, если растить эти кадры прямо в той территории, где они нужны.

– Я против всяких объединений. Иногда сёла и деревни находятся от районных больниц дальше, чем 100 км, а в некоторых селах отсутствуют ФАПы.

Обучать младший медперсонал 4 года – это глупость. Нужно в районах открывать курсы для медицинских сестёр и фельдшеров и обучать сестёр 2 года и 3 месяца, а фельдшеров – 2,5 года. И набирать их из сёл, где они знают этот образ жизни, и всегда были и будут сельской интеллигенцией. 

В ФАПе непременно должно быть три специалиста – фельдшер, фельдшер-акушер и медсестра, обязателен аппарат ЭКГ, чтобы сразу передавать данные в районную больницу. Так будет больше шансов довезти пациента в случае инфаркта или инсульта.

Всё это поможет быстрее и результативнее решить кадровый вопрос, чем всевозможные оптимизации и объединения.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах