aif.ru counter
705

К юбилею Самуила Маршака:«Жить и в пути умей»

Фото:

Что приходит взрослому 40-летнему человеку, воспитанному в советское время, на память, когда он слышит имя Маршака?

Скорее всего, сразу вспомнятся те стихи и сказки, которые мы читали в детстве. Для меня это, прежде всего, «Двенадцать месяцев», «Вот какой рассеянный» и еще много другого. А потом мы вспоминаем или просто осознаем, что Шекспира мы читали в переводе Маршака, да еще и спорили кому чьи переводы Шескпира нравятся, кто-то «голосовал» за Пастернака, а кто-то за Маршака. Но в том, что такой спор сам по себе был, уже велика заслуга этих поэтов.

Попробуем вспомнить не самого Самуила Яковлевича, а себя в его произведениях.

Итак, в раннем детстве я лучше всего засыпала под «Сказку о глупом мышонке»:

Побежала мышка-мать,

Стала кошку в няньки звать:

- Приходи к нам, тётя кошка,

Нашу детку покачать.

Стала петь мышонку кошка:

- Мяу, мяу, спи, мой крошка!

Мяу-мяу, ляжем спать,

Мяу-мяу, на кровать.

Глупый маленький мышонок

Отвечает ей спросонок:

- Голосок твой так хорош-

Очень сладко ты поёшь!

Прибежала мышка-мать,

Поглядела на кровать,

Ищет глупого мышонка,

А мышонка не видать...

А ведь в продолжении этой сказки есть и «Сказка об умном мышонке». И все мои детские слезы от того, что кошка обманула глупого мышонка исчезали, когда непослушный сын возвращался к маме-мышке.

А потом был «Вот какой рассеянный» и «Багаж» . Мы до сих пор сами не замечаем, как часто мы цитируем именно эти стихи.

Дама сдавала в багаж:

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картину,

Корзину,

Картонку

И маленькую собачонку.

А каждый Новый год мы с удовольствием читали, а потом и смотрели фильм  или мультик «Двенадцать месяцев» и вместе в капризной королевой думали, где поставить точку: «Казнить нельзя помиловать». Над этой точкой, как мне кажется, в разных ситуациях мы думаем всю свою жизнь.

А когда я читала стихи про братьев-близнецов Комаровых, я даже подумать не могла, что пройдет несколько лет и я сама стану мамой вот такой вот веселой парочки сыновей и действительно различать их всегда будут только самые близкие люди (да и то не все).

Друг на друга так похожи

Комаровы-братья.

Где тут Петя, где Сережа,

Не могу сказать я.

Только бабушка и мать

Их умеют различать.

Не могу я вам сказать,

Кто из них моложе.

Пете скоро будет пять

И Сереже

Тоже.

 

Но вот пришло время более серьезных произведений и в памяти у меня всплывает «Вересковый мед». Не сосчитать, сколько раз я перечитала эту шотландскую балладу из Роберта Стивенсона в переводе Самуила Маршака.

Правду сказал я, шотландцы,

От сына я ждал беды.

Не верил я в стойкость юных,

Не бреющих бороды.

А мне костер не страшен.

Пускай со мной умрет

Моя святая тайна -

Мой вересковый мед!

 Ну а потом голову закружили сонеты Шекспира...

 

 

Смотри же, чтобы жесткая рука

Седой зимы в саду не побывала,

Пока не соберешь цветов, пока

Весну не перельешь в хрусталь фиала.

Многое еще можно вспоминать... Стихи Роберат Бернса...

 

Любовь и бедность навсегда

Меня поймали в сети.

Но мне и бедность не беда,

Не будь любви на свете.

И тут же всплывает в памяти великолепный фильм «Здравствуйте, я ваша тетя!» и эта песня в исполнении блистательного Александра Калягина.

Маршак у каждого свой, так же как и любой другой поэт. Но сила Маршака в том, что он сопровождает нас действительно всю жизнь, с самого раннего детства до глубокой старости.

 

 

 

Даже по делу спеша, не забудь:

Этот короткий путь —

Тоже частица жизни твоей.

Жить и в пути умей.

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...
ОПРОС

Как вы относитесь к нарушителям режима самоизоляции?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах