aif.ru counter
803

«Ребятишки, война!». 22 июня 1941 года в воспоминаниях очевидца

Фото Полины Седовой.

Оренбург, 21 июня - АиФ Оренбург.

 Рассказывает Анна Колосок:

– О войне мы узнали 22 июня ближе к вечеру. Мама с работы бежит, кричит: «Ребятишки, ребятишки, война!». Что было в деревне… Даже сейчас мурашки по телу бегут. Мне было почти 11 лет, я уже тогда маме помогала: за курами колхозными смотрела. Мужчины как раз на покосе были, их сразу с полей забирали, прямо вместе с лошадьми. Все местные жители очень быстро около сельсовета собрались. Женщины многие в обмороки падали, рыдали. Мы до полуночи стояли там с другими детьми, а потом нас разогнали.

У меня-то отца не было, он умер, когда мне еще года не было, но мать все равно всю ночь сушила сухари в дорогу, для соседей.

В фильмах показывают, что в ночь с 21 на 22 июня выпускные везде были, а у нас нет. Да и вообще окончание школы мы особо не праздновали, в нашем селе только большой костер разводили и веселились около него, прыгали, танцевали, пели.

У моей подружки в первые военные дни отца забрали на фронт, мы с ребятами его проводили и идем домой, ревем, жалко же! А вечером сидим около дома, смотрим: он обратно едет, близорукий был, его отпустили, слава Богу. Вот он и остался один мужчина на всю улицу.

 

  Возле школы, 1941 год. Анна во втором ряду сверху, третья слева. Фото из семейного архива
 

И потом каждый день также проходил – в горе и труде. Работы больше стало, до восхода солнца мы уже приходили на поле, возвращались только после заката. Но и весело было, тогда все дружно жили, и с работы и на работу с песнями ходили, танцевали под гармошку, балалайку, а когда не этого было, так просто ложкой по алюминиевому блюду стучали. Вечером всегда собирались у окошка, слушали, какие новости по радио передают.

Шкуры варили и ели

В семье я была самая младшая, у меня была сестра и 2 брата. Мама нас четверых в одиночку воспитывала, но жили неплохо. На всех две перины было, но у каждого своя подушка. А муж мой, Андрей Иванович, в Башкирии жил, они на полу спали, на соломе. Двери у них были обиты коровьими шкурами, а в войну все эти шкуры снимали, варили и ели – только поэтому и  спаслись. 

Не люблю те года вспоминать, не дай Бог когда-нибудь вам в такие времена жить. Да больно-то ничего и не запомнила, темная была. Это сейчас дети умные, а тогда нам и не надо было.

В школу раньше с 9 лет принимали, но я раньше пошла. Мест не всем хватало, втроем за одной партой сидели – вот меня и выгнали. На следующий год снова вернулась туда, уже умела по слогам читать, а тогда нельзя было выбиваться: что учительница говорит – то и повторяй. В итоге из семи классов закончила пять.

А вот как война кончилась, я уже хорошо помню! Мама на базар уехала, а мы все на хозяйстве остались. Но она быстро вернулась, да с трехлитровой корчагой сметаны, на стол поставила, всем ложки раздала, и сама вся в слезах за стол села. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество