aif.ru counter
662

«Взорванный ад» - история оренбургского разведчика

Сюжет К 70-летию Великой Победы
Наталья Русинова / АиФ

Две линии одного сюжета

В 1967 году режиссер Иван Лукинский снял художественный фильм «Взорванный ад» о советском разведчике, оказавшимся в плену у немцев. И мало кто знал о том, что главный герой фильма Николай Смеречинский – реальный персонаж. Сценарист Афанасий Салынский не стал даже менять его имя – оно такое же настоящее, как и сам герой.

Николай Смеречинский попал в плен в 1941 году. В лагере военнопленных немцы отбирали из своих узников наиболее подходящих людей и направляли их в Ройтенфуртскую школу немецкой разведки, где готовили будущих диверсантов и шпионов.

Еще в лагере к Смеречинскому подошел один из пленных, по фамилии Воронин, и убедил парня принять предложение немцев стать их агентом. Поначалу Николай возмутился такому положению – согласившись на это, по сути, он станет предателем в глазах всех. Ведь никто, кроме Воронина и самого Смеречинского не знал бы для чего и почему он пошел в немецкую разведшколу. «Вас  там будет трое, но друг друга вы сможете узнать только в работе», – пояснил Воронин.

Задача этой троицы заключалась в том, чтобы максимально войти в доверие к немцам и собрать как можно больше сведений о готовящихся агентах, и завербовать для себя надежных людей. Сделать так, чтобы группы диверсантов, заброшенных в советский тыл частично состояли из своих, проверенных бойцов, способных нейтрализовать настоящих предателей после выброски и передать в руки сотрудников НКВД добытые во вражеском тылу секретные сведения.

Уже много лет спустя Николай Смеречинский пересматривая фильм со своими учениками, сотрудниками КГБ, пояснял им как это было…

Отобранных бойцов готовили едва ли не как космонавтов, проверяя выносливость, изучая их повадки, характер. Их проверяли на каждом шагу, следили за каждым вздохом. Одно лишь в фильме оказалось вымыслом – постановщики добавили романтики. «Не было никаких девушек, – рассказывал Николай Смеречинский. – Нас туда бросили как игрушечных солдатиков и тренировали».

Контроль за контролем

В группы курсантов немцы внедряли своих «шпионов», агитировали самих узников доносить друг на друга, следить друг за другом, выявлять тех, кто пытался вести подрывную деятельность в школе.

Смеречинскому предстояло в этой системе тотального контроля и постоянных подозрений создать свою подпольную группу. Он старательно искал тех двоих, о которых его предупредил наставник. Искал также среди пленных и других кандидатов на роль двойных агентов. Группа постепенно росла. Каждый день балансируя на грани срыва, они шаг за шагом выполняли намеченное задание: копировали личные дела воспитанников школы, тщательно изучали поведение как своих однокурсников, так и своих надзирателей и преподавателей.

Немцы со своей стороны тоже не дремали – постоянно устраивали проверки, начиная с виду невинной личной беседы или прослушивания разговоров, заканчивая инсценировками «выброса в советский тыл». Одну из таких проверок Смеречинский прошел сам. Неизвестно каким чудом в месте высадки его группы оказались мирные жители, разговаривавшие с «советскими» солдатами на немецком языке. Подслушав их разговор Николай понял, что это постановочная выброска. Он вытерпел последовавший далее опрос с пристрастием лже-сотрудников НКВД. Тем и доказал свою «преданность» немецкой армии и принятой им новой присяге. Не единожды наши узники оказывались на грани провала. Немцы время от времени вычисляли диверсантов в школе и ликвидировали их. Их первой завербованной тройки Смеречинский остался один. Ему предстояло дальше самому формировать новые группы.

Фильм заканчивается на том моменте, когда раздираемый чувством долга перед своей родиной и непреодолимым желанием вернуться домой, Николай наконец-то добивается максимального доверия к себе со стороны немцев. Они предлагают ему стать преподавателем в школе. Это был шанс. Великолепный шанс сделать для своей страны больше, чем если бы он ушел с одной из подготовленных групп. Но справится ли он? Увидит ли Николай родные края? Или погибнет там, среди врагов, во вражеском кителе, оставшись для всех родных и близких людей предателем?

Зрители могли бы дальше гадать о том, что стало с нашим героем. Мы это узнали.

Почерк радиста

После прохождения подготовки группы по два или три человека забрасывались в советский тыл. Немцы тщательно изучали и записывали все отличительные черты новых разведчиков. Крайне важно было подготовить радистов. Ведь у каждого радиста – свой почерк, по которому немцы могли его узнать. Этим они старались застраховаться от подмены. Так в шпионской группе, по их мнению, оказывались «неприкасаемые». Члены подпольной организации Смеречиснкого, зная этот ход, старались завербовать на свою сторону как можно больше радистов. Их целью было – обеспечить присутствие в каждом десанте своего человека. Если не удавалось послать двоих, то одним должен был быть обязательно радист.

После высадки двойные агенты, нейтрализовав «лишнего», если таковой среди них был, направлялись в ближайшее отделение НКВД. Набрав достаточное количество двойной агентуры в рядах новых воспитанников немецкой разведшколы, Николай Смеречинский все же вернулся на родину. В 1942 году его группу забросили в Рязанскую область. Там, встретившись с местными чекистами, они предоставляли добытые в школе секретные сведения – микропленки со снимками личных дел диверсантов и планы их высадок. Это послужило им пропуском домойи гарантией того, что не будут расстреляны своими же.

По заданию немцев Смеречинский со своим радистом должен был собирать и передавать немецкому командованию сведения о работающих в советском тылу заводах, о ходе мобилизации. И другу информацию, которая бы могла сыграть роль в войне. Руководство НКВД эту задачу решило использовать в свою пользу. Смеречинский с помощником были перенаправлены в Чкалов. И уже здесь, до окончания войны, совместно с оренбургскими и казахстанскими сотрудниками НКВД они вели радиоигру «Дуэт». Передавали немцам сведения, вводившие противника в заблуждение, а от тех собирали информацию о предстоящих высадках новых групп.

Десант выбрасывался на территории Казахстана. Каждую новую группу встречали подготовленные люди. На каждого нового «шпиона» уже имелись личные дела. До 1944 года в этих группах часто прибывали такие же двойные агенты, как и Смеречинский. Радиоигра «Дуэт» становилась все масштабнее. В 1944 году вербовка в «своих» в немецкой разведшколе прекратилась, а деятельность подпольной организации была прекращена – в ней уже не было необходимости. Поэтому остатки выбрасываемых немцами разведчиков принимались без деления на своих и чужих. Немецкую шпионскую деятельность пора было ликвидировать. А немцы так и не разгадали, что с ними вели двойную игру и до последнего сообщали нашим бойцам информацию о новых десантах.

За образцовое выполнение заданий по охране государственной безопасности в условиях военного времени Николай Смеречинский, в числе многих других сотрудников НКВД был представлен к наградам.

Материал подготовлен при поддержке Управления Федеральной службы безопасности России по Оренбургской области и при личном содействии председателя совета ветеранов УФСБ, полковника в отставке Петра Сивожелезова.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах