672

Вильям Савельзон: «Главный цензор – это совесть журналиста»

АиФ. Фото автора

Среди профессионалов медийной сферы Оренбуржья нет ни одного человека, кому не знакомо было бы имя Вильяма Львовича Савельзона. Опытнейший журналист, педагог, писатель и краевед, лауреат Международной журналистской премии – в средствах массовой информации нашей области он работает уже больше полувека. В день 80-летия Вильяма Львовича Савельзона АиФ Оренбург вспоминает его интервью, данное нашей газете 3 года назад.

Перед его глазами прошла целая эпоха в оренбургской журналистике, сменялись политические режимы, проходили экономические и социальные кризисы. Он сам – живая история нашей области и нашей страны. И сегодня Вильям Львович – наш гость.

Редкая профессия

- Вильям Львович, решение посвятить себя профессии журналиста было осознанным? Или так «кривая жизни» вывела?

- Можно сказать, что и первое, и второе. Вообще я родился в семье, весьма далекой от литературной, журналистской среды. Отец – военный летчик, мама – домохозяйка. Нашу семью «бросало» из гарнизона в гарнизон по всему Советскому Союзу. Позже отца перевели сюда, в Оренбургское летное училище.

Я поступил в пединститут, и по распределению с женой мы работали учителями в далеком селе Кувандыкского района. Потом родились дети – сразу «комплект»: сын и дочь, близнецы. Решили перевестись в Оренбург, но места учителя не было, и тут мой старый приятель предложил попробовать поработать репортером в «Комсомольском племени», (была такая молодёжная газета). Так я и попал в эту профессию… Перебирая недавно докементы, наткнулся на старую трудовую книжку. И там дата – октябрь 1961 года, принят на работу в редакцию. 52 года уже прошло! А кажется, что все это было только вчера…

- Оценивая журналистику тогда и сегодня, можно сказать, что профессиональный уровень наших газет, телевидения и радио был выше?

- Нужно понять, что журналистика прежде была профессией очень редкой. Сами посудите: прежде в каждом районе, каждом селе существовал «джентльменский набор» газет – одна областная партийная, одна – комсомольская молодежная и одна – местная, районная или городская. Позже появился телеканал и радио. На всю область было всего около 300-400 журналистов, больше просто не требовалось. И готовили кадры для СМИ всего пять вузов в стране. А сейчас посмотрите: только в нашей области два вуза имеют отделения журналистики, выпускаются тысячи молодых специалистов. Но увы, в данном случае количество идет в ущерб качеству. Лично я убежден: можно иметь красный диплом журфака МГУ, но при этом не быть журналистом. Этой профессии нельзя научить. Ей можно только научится, обладая прирожденным талантом и репортерским «чутьем».

Совесть на продажу

- Не секрет, что раньше в СМИ была цензура. А сегодня оказывается давление на журналистов?

- Цензура прежде действительно была очень жесткой… Я 30 лет проработал на областном радио, и каждый текст, прежде чем давать его в эфир, я утверждал в ЛИТО – была такая организация при областном управлении КГБ. Был даже такой термин – «литануть» текст, то есть получить на нем штампик «Согласовано». Иногда с помарками – что можно говорить, что нет. Доходило до абсурда! Как-то готовил репортаж с парада Победы 9 мая, и были у меня такие строки: «А сейчас идут войска оренбургского гарнизона…». Отправил текст с курьером на согласование, и через полчаса звонит цензор: нельзя, мол, Вильям Львович, так говорить в эфире. Враг все слушает! И если у нас «гарнизон» – то, значит, есть штаб, командование. Вы стратегическую информацию раскрываете!

Я тогда возражал: «Но враг ведь тоже не дурак. Он слушает передачи с парадов со всех областей и наверняка догадается: там, где ничего не сказали про гарнизоны – как раз и располагаются штабы!» Цензор побурчал немного, и дал отмашку: «Давайте в эфир, как есть…»

Что же касается сегодняшнего времени, то цензура тоже никуда не делась. Просто стала другой, скрытой. В первую очередь, это цензура экономическая – когда изданию или телеканалу платят за то, чтобы публиковалась выгодная с коммерческой точки зрения информация для того или иного предприятия. И тут ничего не поделаешь – журналисты тоже хотят зарабатывать деньги. Я не могу их за это осуждать. Но всегда нужно помнить слова Твардовского: «Главный цензор для журналиста – это его совесть, его «внутренний голос». Можно продавать свой труд, зарабатывать деньги своим пером и талантом. Но нельзя продаваться самому.

Электронная революция

- А каким вы видите будущее наших СМИ?

- Мы с вами живем в удивительное время. Фактически на наших глазах происходит цифровая революция: прежние носители информации – бумага, телеэкран – стремительно уходят в прошлое. Именно стремительно! Человечеству сотни лет потребовались для того, чтобы перейти от каменных, наскальных надписей к папирусу, полтысячи лет – на переход к бумаге. И всего 15-20 лет на то, чтобы произошел взрывной рост компьютерных, электронных технологий. Я сам еще совсем недавно любил «покопаться» в энциклопедии, полистать, почитать интересные факты, получить нужную для материала справку. Но как-то поймал себя на мысли, что уже очень давно не брал тома бумажной энциклопедии в руки! Все, что нужно, можно за секунду получить на мониторе компьютера из интернета. И последствия этой электронной революции нам еще предстоит осмыслить и осознать.

Скажу лишь, что газеты и телеканалы в нынешнем виде просуществуют от силы еще лет десять. «Желтые» издания продержатся чуть больше. Рекламные вестники, думаю, будут существовать не одно десятилетие, поскольку объявления о продаже товаров и услуг все равно будут печатать. Но информационные издания станут совершенно другими. Не только газеты, но и телеканалы тоже. Ведь посмотрите: у нас по телевизору идут сплошные ЧП: там взорвалось, здесь рухнуло… Как будто в стране все только разваливается, и никто не работает, не засеваются поля, не выпускается промышленная продукция… Это неправильный вектор для СМИ. И люди уже устали от подобного негатива. Думаю, что развитие цифровых технологий, интернета, когда у людей появляется выбор, какие передачи смотреть, какие материалы читать, приведут к смене вектора нашей журналистики. И надеюсь, журналисты в своем сознании совершат такой же революционный скачок вперед, какой совершила техника. И новая журналистика будет журналистикой оптимизма, а не «жареных фактов».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах