aif.ru counter
15.06.2016 10:43
159

«Тогда не знали часов!». Ветеран вспоминает, как трудились во время войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ в Оренбуржье 08/06/2016 Сюжет Наша Победа
Людмила Максимова / АиФ

Когда началась война, Верочке было девять лет. Мужская половина её семьи ушла на фронт, а женская и детская вела свою войну за выживание в голодном колхозе.

Трудились за палочку

В большой семье Симоновых из села Кротково Похвистневского района Самарской области летом 1941 года росло трое ребятишек… Отца семейства, инвалида Гражданской войны, призвали в трудовую армию на Стерлитамакский завод. Сыновья 1913 и 1923 года рождения отправились на фронт. Старшая дочь проводила на войну мужа и 28 июня родила ребёнка, а средняя - связистка пропала после бомбёжки под Брестом.

- Мужчин в селе не осталось. Женщины на тракторах ездили. Все дети на прополке и сборе урожая, - вспоминает Вера Павловна.

Младший брат Георгий, которому не было и десяти, уже управлял лошадьми. Он держал вожжи от двух коней, волокущих за собой косилку, позади другой мальчик сбрасывал с неё пшеницу, за ними шли женщины и вязали снопы, а дети стаскивали их в кучку. Этот ворох сушили, деды складывали в «копейки» и свозили на гумно, там уже молотили.

- Тогда не знали часов! Роса утром подсохнет - выезжаем косить. Солнышко село - женщины идут с поля, - рассказывает Симонова. - Тогда пошла пословица, мол, в войну работали за палочку.

Палочками называли трудодни, которые каждому взрослому нужно было выработать за год 150 штук. Но хоть весь день пробудь в поле - один не заработаешь. А если не наберёшь их в положенном количестве, суд назначит штраф.

Сельчане отдавали колхозу часть урожая и платили большой налог. Нужно было сдать 40 килограммов мяса и 200 литров молока. Выживали за счёт коров. Симоновых спасла их Лысёнка. А некоторые крестьяне не видели цельного молока: надоенное с вечера сносишь в колхоз, утром пропустишь, сделаешь масло и несёшь на продажу, чтобы хоть какой-то рубль иметь. На огороде семья Веры выращивала картофель, пшеницу, просо.

Осенью 1942 года рано выпал снег, и часть урожая осталась укрытой до таяния. Колхозу собирать его по весне запретили. А вот сами сельчане отправились за колосками. Вера Павловна вспоминает, как от той каши полегло много народу. Их же спасло то, что мама варила её на молоке - дети ничего, правда, мама болела.

- Очень тяжело было. Траву ели. Собирали конский щавель, сушили в печи, толокли как муку в ступе, мешали с картошкой и пекли лепёшки, - с горечью вспоминает Вера Павловна.

Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Долгое возвращение

- В войну нам было очень тяжело, но мы были детьми, поэтому нам удавалось забывать о том, что идёт война. Отвлекались в игре, шутке, смехе, - делится Симонова. - А вот взрослым приходилось сложнее. У них главная забота - нас накормить.

Мама с утра до поздна трудилась в поле. Ей тогда было уже 48 лет. Старшая сестра, оставив малыша снохе, тоже не знала отдыха. Средняя, что пропала в Белоруссии, спустя несколько месяцев после начала войны вернулась домой. Она получала секретную почту и доставляла её в райисполком, райкомпартии.

Начали приходить тревожные вести с фронта. Погиб, так и не увидев сына, муж старшей сестры. В 1942 ранили среднего брата Григория. Вместо госпиталя, он самонадеянно направился к родным, откуда его военкомат выпроводил в Бугурусланский госпиталь (в 20 километрах от Кротково). А через год родным из Могилёвской области пришла его солдатская книжка. Он не пережил второе ранение и умер в больнице.

Старший брат, разведчик-Виктор, попал в плен. Строил в Финляндии железную дорогу. Над пленниками там жестоко издевались: надсмотрщик ходил с кнутом и хлестал нещадно узников. После освобождения северной страны Виктора отправили в Кемеровскую область на шахты. Когда его дело рассмотрели в его пользу, он решил там и остаться. Но вскоре вернулся на родину - много болел. Это война пошатнула его здоровье.

Из трудовой армии домой возвратился и отец семейства Павел Симонов.

После лихолетья

Вера окончила Бугурусланский нефтепромысловый техникум. Устроилась в Контору по бурению в Похвистнево. Сначала была лаборантом, затем её повысили до заведующей лабораторией. Немного позже Симонову назначили инженером в отдел труда. В 1959 Контору перевели в Борский район Самарской области. На пустом месте для работников предприятия построили посёлок Новоборский. Здесь Вера встретила мужа Николая Мокшина.

Фото: АиФ/ Людмила Максимова

- Нас познакомил начальник. А Николай Дмитриевич всё носил мне отчёты. Вот и поженились, - рассказывает его супруга.

Вместе они перешли в Оренбургскую нефтянку, затем в «Оренбурггазпром». Симонова работала в отделе труда Управления буровых работ. Николай Дмитриевич строил газзавод. В июне 1986 год его в составе второй партии отправили ликвидировать последствия аварии на АЭС в Чернобыль. Ни он, ни супруга даже не догадывались об истинной цели рабочей командировки. Он пробыл там всего десять дней, но этого было достаточно для того, чтобы повредить здоровье. Через год мужчина перенёс инфаркт. Эта ликвидация в его жизни была не первой: совсем молодым он оказался на  Тоцком полигоне…Тем не менее, Мокшин продолжал вести активную производственную и общественную деятельность. Он рано ушёл из жизни - в 1996 году. Супруг Веры Павловны был кавалером трёх орденов трудовой славы. Сама Симонова на пенсию ушла в 1990 году. К сожалению, у них не было детей.

В Оренбурге у ветерана тыла Веры Павловны Симоновой нет родственников. Несколько лет назад похоронила младшего брата. Бабушка перебирает фотографии: из их когда-то большой  семьи остались только она да самая младшая сестрёнка. Они часто встречаются. Вера Павловна подолгу гостит у родных в Кинеле. Вот, надеется, что и это лето там проведёт. Ведь одной, мягко сказать, нелегко. Хотя она и не жалуется. Не привыкла.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество