703

История ручной работы. Как создают третий по размеру в стране макет города

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ в Оренбуржье 17/06/2020
Макет должен расти, меняться, совершенствоваться, считает его автор - Александр Шарандин.
Макет должен расти, меняться, совершенствоваться, считает его автор - Александр Шарандин. / Анна Мурзина / АиФ

Три года, больше пятисот квадратных метров и 7 миллионов рублей ушло на создание макета «Шёлковый путь», названный так в честь исторического торгового пути. Ещё больше потратить предстоит. Он размещен в «Гостином дворе» в самом центре Оренбурга. Его создатели уверены, что проект будет и дальше расти, дополняться и совершенствоваться.

О том, насколько объекты на макете соответствуют реальности, а что – фантазия, из чего делаются берёзы, почему рядом с новостройкой стоит автозак и многое другое нашему корреспонденту рассказал автор проекта Александр Шарандин.

Макет – как жизнь

Анна Мурзина, «АиФ Оренбург»: Какова изначальна была идея проекта? Воссоздать точные копии зданий, мест, природных ландшафтов? Или сразу знали, что будет место для фантазии?

Александр Шарандин:  Здесь всё должно быть дозированно. То, что уже история – необходимо сохранять. Но макет – как настоящая жизнь – его трудно сделать до степени «готов абсолютно», постоянно хочется что-то добавлять, переделывать, улучшать.

Мы решили взять самые знаковые, самые интересные места в области, связанные с великими людьми, архитектурой, чтобы показать разные эпохи и разные направления: у нас есть и панельные девятиэтажки времён Виктора Черномырдина, и «сталинки», и кинотеатры времён Брежнева. Сейчас делаем Караван Сарай, пока нет минарета и мечети, но их мы делать будем, как и всё здесь – в масштабе 1:87, соблюдая все тонкости. 

Собор Казанской иконы Божьей Матери, взорван в 1932 году.
Собор Казанской иконы Божьей Матери, взорван в 1932 году. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

Точь-в-точь спроектирован Собор Казанской иконы Божьей Матери, взорванный в 1932 году. Тут фантазий быть не может. Да и выглядел он так, что никаких домыслов не нужно – это был третий по величине храм в империи. Высота – 54 метра, 42 метра в ширину, 47 – в длину. Храм занимал площадь, на которой сейчас проводится Парад Победы. Мы покрыли купола настоящим сусальным золотом и освятили его. 

СПРАВКА
Оренбургский макет – третий по размеру в стране. Первый находится в Санкт-Петербурге и называется «Гранд макет», второй строится в Москве – «Царь макет» - по «Золотому кольцу России», третий – наш, четвёртый был открыт прошлым летом в Ярославле.

Железнодорожный вокзал – жемчужина Оренбурга. Не зря, когда его открыли в 1877 году, он назывался «Железнодорожный дворец». Его проект был частично взят у Екатерининского дворца, который находится в Царском селе. Проект немного сократили, упростили, у нас было использовано не так много позолоты. В Екатерининском дворце 12 окон в стиле рококо, у нас - одно. Это очень красивое, уникальное здание, не совсем функциональное именно для вокзала - внутри небольшие помещения, переходящие одно в другое. Это немного позже стали строить здания с просторными залами. Но внешнее убранство очень похоже на царскосельский дворец. Это отмечал и Лев Толстой, который стал одним из первых пассажиров оренбургской железной дороги. На изготовление нашего вокзала ушёл год и больше ста тысяч рублей. Но результат стоил того.

На изготовление здания железнодорожного вокзала ушел год и около 100 тыс.руб.
На изготовление здания железнодорожного вокзала ушел год и около 100 тыс.руб. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

Отдали довольно большой участок Орску, всё-таки именно здесь первоначально закладывали столицу нашего края. Как отличительный знак - знаменитые трамваи и небольшая примета – в строительстве города принимали участие заключённые, поэтому на площадке у панельного дома стоит автозак. Бетономешалка крутится, сварщик работает, экскаватор роет траншею – работа идёт.

В одном месте объединили Саракташ, где в 1998 году Александр Прошкин снимал фильм «Русский бунт» по мотивам пушкинской «Капитанской дочки», и Чёрный Отрог – родину Виктора Черномырдина, первого директора газоперерабатывающего завода. Всё-таки в 1971 году, когда завод запустили, это событие стало новой эпохой в развитии региона. Месторо­ждений, подобных этому, в мире единицы, а в Европе оно было крупнейшим.

Жаль, что место съёмок фильма приходит в упадок – дома и мельница разрушаются, возможно, наступит время, когда они останутся только на нашем макете.

Как уникальный теплоход, на котором прогулки по Уралу так любили оренбуржцы в шестидесятых годах. Мы восстановили его по фотографиям. Такие теплоходы делали в Подмосковье, специально для малых рек. Мель – нипочём – размывал дно и проходил. Водоросли – нипочём – нет винтов. Он приплыл своим ходом из Уральска через Каспийское море. Сегодня подобные, к сожалению, уже не выпускают, но на их базе разработали современные гидроциклы с водомётными двигателями.

Присмотритесь – фигурки и одежду пассажиров теплохода мы копировали с реальных фотографий 60-70 годов. Выдумка возможна для будущего. То, что уже стало историей должно оставаться таким, как было. Я против того, чтобы переписывать историю. 

Фигурки пассажиров делались по реальным фотографиям 60-70-х г.г.
Фигурки пассажиров делались по реальным фотографиям 60-70-х г.г. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

Во всём мире зарабатывают на значимых событиях, памятниках архитектуры, на том, что удалось сохранить. Это же всегда интересно – будь то вещь или строение из прошлого или даже позапрошлого века. Сохранённое в первоначальном виде или отреставрированное, восстановленное по картинам, воспоминаниям, статьям, научным исследованиям – это же уникальная работа и результат, с которым хочется познакомиться. Но мы плохо умеем хранить культурное наследие.

- Примерно треть площади отдана Казахстану и Китаю. Что выбрали для макета у них?

- В Казахстане, конечно, Байконур. Наш пульт переговоров – идентичный тому, по которому Королёв отдавал команду «На старт», а Гагарин отвечал «Поехали»! Ракета с макета взлетать не будет, но дым и пламя обещаем. Ведём работу над крупнейшим сухопутным портом Хоргос.

В Китае отдали место под Диснейленд, который считается самым большим в мире, делаем те самые горы, которые вдохновили Джеймса Кэмерона на «Аватар» и знаменитые радужные горы парка Чжанъе Данься.

Мастера и новички

- Кто ваши помощники? Какие технологии используются в вашем макете, что есть из того, что вы придумали сами?

- Основная команда – это 15 человек, и, конечно, энтузиасты, любящие историю города и области, те, кто может приложить руки для её сохранения. А ещё ученики школ, первого лицея почти все у нас перебывали, студенты вузов.  Мои единомышленники, например, с профессией юриста, освоили программирование и стали делать многое на станках и принтерах, которые я приобрёл в первую очередь – просить кого-то очень долго и дорого.

У нас много немецких комплектующих, но вы их практически не видите – они внутри. А в последнее время студенты наших институтов стали сами изготавливать электронику. У нас есть ноу-хау: при помощи ультразвука мы получаем эффект пыли, когда на стройке разгружается грузовик, или когда надо, чтобы из трубы дома шёл дым. Никто до нас для таких целей ультразвук в макетах не применял.

Дети приходят на мастер-классы, все деревья из обыкновенной полыни сделаны их руками. Интересная история – девочка пяти лет раскрасила фигурку телёнка, и сама выбрала для него места там, где, по её мнению, «самая зелёная трава». Потом она несколько раз приходила к нам в гости и вдруг заметила, что её телёнок не растёт. Даже расстроилась. Макет – это сказка. Мы сделали ещё пару фигурок – одна больше другой – и заменили первую - маленькую на побольше. В запасе – совсем большой бычок, который поставим попозже.

Оренбуржье – хлебный край, конечно, у нас есть пшеничное поле с комбайнами, у которых крутятся мотовило. Самое трудоёмкое на этом участке было воссоздать пшеницу. Сделано всё вручную, собирали по частям травинки, склеивая звенья. Это делал ученик пятого класса Дима Коннов из сороковой школы областного центра, потом он перешёл в шестой класс: на это поле ушло около года. У взрослых мастеров не хватало терпения и времени, а парень справился. Такие истории становятся частью макета наравне с Пушкиным, Пугачёвым, Гагариным и другими масштабными личностями и событиями.

Хлебное поле делал пятиклассник Дима Коннов целый год.
Хлебное поле делал пятиклассник Дима Коннов целый год. Фото: АиФ/ Анна Мурзина

- Ваша мечта построить такой огромный – 521 квадратный метр – макет – тоже из детства?

- Я пришёл на нашу Детскую железную дорогу, когда учился в 4 классе. Она объединяла несколько десятков кружков – художественный, фотопечати, кинематографии, танцевальный, научный. И конечно были мастерские, где мы делали модели и макеты. А потом мы ездили с экскурсиями в Брест, Москву, Киев. Мы копили деньги и привозили оттуда три-четыре настоящих заводских макета. Я выбрал профессию машиниста электровоза, но моделированием никогда не прекращал заниматься.

Идея создать что-то большое, мне кажется, у меня была всегда. В девяностых годах я узнал о братьях Браун, которые в Гамбурге построили макет железной дороги в бывшем портовом складе. 15 километров путей, 1040 поездов, 263 тысячи фигурок людей и животных, 9250 автомобилей! Сказать, что меня это вдохновило – ничего не сказать. Я понял, что это возможно в принципе, и решил создать подобное в своём городе.

Этот проект – не конкурент традиционным музеям! Я их очень люблю, я воспитан на них. Классика должна быть всегда и ценна своей традиционностью. Но новые формы имеют право быть. Историю можно показывать разными способами – на макете, как мы, в том числе.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах