aif.ru counter
313

Они вырвались из пылающих огнём Сирии и Украины и нашли приют в Оренбурге

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ в Оренбуржье" 23/07/2014
Константин Копылов / АиФ

Сначала были угрозы исламистов, а затем обстрелы украинских танков.

Война буквально преследует эту семью по пятам, не успев уехать в 2012 году от бойни в Сирии,  теперь пришлось покинуть охваченную войной Украину.

Украинский сириец

С Рами Джабер мы встретились в социальном центре города Оренбурга, он и его семья, как и многие беженцы из Украины приехали к нам недавно. Сейчас только осваиваются на новом месте, пытаются обустроить быт. Начало нашего разговора прерывает гул самолёта, мой собеседник вздрагивает и  тут же меняется в лице. Не далеко от нас мальчишки прекратили гонять мяч (все они из Украины) и присели в беседку.

- Мы боимся этих звуков за это время стали их ненавидеть, понятно здесь такого не будет, это просто защитная реакция. Дети быстрей забудут, а вот в нашу память это врезалось навсегда, - объясняет мой собеседник.

Судьба в Украину Рами занесла не случайно, ещё в бытность СССР его дядя учился в Харькове, знал русский язык. Сирийский юноша мечтал поступить в медицинский вуз, но не набрал необходимых баллов. На семейном совете решили отправить парня в Украину. Пройдя языковые курсы в Одессе, он выбрал поступление в Луганский медуниверситет. Украинский город ему сразу показался тихим  и провинциальным в сравнении с шумной Одессой. Так получилось, что здесь же он встретил любовь всей его жизни.

- Знакомство у нас было необычным (улыбается, - Прим. авт.). Как-то после учёбы пошёл на остановку, были пары по анатомии, а я этот предмет не любил. Жду поскорей бы приехал трамвай, немного в стороне от меня стояли две девушки. Они периодически бросали на меня взгляды и смеялись. Решил узнать, в чём причина смеха? Пока я за ними ехал одна из них успела сойти ту, что догнал, стала в последствие моей женой. Я задал вопрос, «в чём причина смеха либо я вам понравился, либо что-то смешное во мне». Но ответа я так и не добился. Зато знакомство переросло в чувства, стали встречаться.

Родители Алёны были не против отношений дочери с иностранцем, Рами приняли в украинской семье, как он говорит «отлично».

 - То, чего я опасался, не произошло, моё появление восприняли хорошо. Кстати в последствие её сестра, вышла замуж за моего младшего брата. Я больше переживал за своего отца, что он не примет. Написал ему письмо на нескольких страницах, всё подробно рассказал. А ответ получил короткий ««ты мужчина и это твоё решение, пусть будет так, как тебе по душе».

На момент знакомства девушке было 16 лет, поэтому брак заключили только в мечети, а два года спустя оформили отношения официально. 

Из огня, да в полымя

Остаться жить в Украине у Рами, планов не было - получив диплом врача, он вместе с женой и дочерью переезжает в Сирию. Здесь в кругу семьи он считал, что жизнь сложится на много лучше.

- Жена ехала с настороженностью, тем боле в Луганске ходили слухи, что девушек из Украины, которые уезжают в Азию продают  в сексуальное рабство. Когда мы прилетели в аэропорт города Алепо,  нас встретили родители, сёстры, братья, другие родственники. Организовали нам душевный приём, который поразил Алёну, она даже расплакалась. Конечно, среди  моей родни были и те, кто был против, того, что я женился на иностранке. Но для меня было главное, что мои родители и братья с сёстрами приняли её отлично. Пока мы не встали на ноги, нам все помогали.

Глава семейства смог открыть свой частный кабинет, услуги акушера-гинеколога пользовались спросом. Появилась возможность сменить съемную квартиру на собственный дом, но все планы сбила война.

- До 2011 года всё было хорошо, потом появились агитаторы среди населения, которые стали призывать к восстанию. Они говорили, что в стране не хватает свободы. Сначала были митинги, потом они переросли в столкновения с полицией, а затем начались военные действия. Все разговоры о свободе были ложью, как только они захватывали города, то устанавливали свои порядки. Группировки захватили нефтескважины стали добывать нефть кустарным способом, всё вокруг загрязнили. Появилось много болезней даже таких, которых раньше не было.

Отец Рами был директором средней школы и руководителем местного отделения партии «Аль баср», Рами и его братья тоже состояли в этой партии. Поэтому были на стороне правительственных сил.

- Бои шли как раз в той местности, где мы проживали. Был случай, когда в аптеку находившуюся рядом с моим кабинетом влетел снаряд, от неё остались только руины. С того момента я решил - оставаться в стране больше нет смысла. Принял решение вернуться в Украину. Родственники останавливали, отец говорил «сынок тебе будет очень тяжело на чужбине».  В ответ ему сказал «я готов работать кем угодно, лишь бы мои дети не видели войны». Не было сил терпеть страх. Политика исламистов сводилась к одному правилу: «кто не с нами, тот против нас», естественно всех противников вырезали. К участию в войне даже 12 летних детей привлекали.

Фото: АиФ / Константин Копылов

В Луганске первое время пришлось жить с родителями Алёны, затем Рами предложили работу гинеколога в городе Рубежном, там же в Луганской области. Здесь им предоставили квартиру, понемногу стала налаживаться жизнь на новом месте. Но видно такой рок у этой семьи и здесь их догнала война.

- Как-то майским утром просыпаюсь, выхожу на балкон - было всё спокойно. Потом послышался скрежет, гул я сразу догадался, что это танки. После их появления начались военные действия. По телевизору говорили одно, на самом деле было совершенно другое. Город оказался в окружении, выбраться из него было невозможно. Мы только благодаря хорошему знакомому, смогли пробраться через блок посты и выехать в Луганск. Но там тоже не лучше, самолёты периодически летают, бомбят. В очередной раз  пришло понимание, что здесь ничего хорошего нас не ждёт. Так как у меня не было украинского паспорта, без визы меня в Россию пустить не могли. Для этого поехали в русское консульство в Одессе, а оттуда уже  после получения визы в Россию.

Почти как дома

Супруги Джабер, чтобы быстрее попасть в Россию решили воспользоваться программой переселения «Соотечественники». Но тут оказалось не всё так просто. После подачи документов, ответа нужно ждать два месяца, а времени уже не было. Поэтому Рами и Алена, не дождавшись ответа, садятся в поезд и прибывают в Оренбург.

- Выбрали ваш город по совету друзей, мы искали такое место, чтобы оно было многонациональным. Думали ехать в Новосибирск, там предлагали работу и жильё, но это слишком далеко. В миграционной службе мне объяснили, что я могу находиться здесь только до 1 августа, а затем должен вернуться в Сирию. Спросил «почему, я же сдал документы на переселение?». «Вы не можете получить ответ по программе, до окончания действия визы, а после уже не будет иметь смысла». В конце концов, нам всё же пошли на встречу и решили помочь другим способом. Дай Бог, чтобы всё получилось (вздыхает, - прим. авт.). Мне как гражданину Сирии предоставят временное убежище. А затем я смогу получить вид на жительство.

По словам Рами, в Оренбурге он  не может пока привыкнуть к нашей погоде, слишком уж она переменчива, то холод стоит, то сильная жара.

- Я с первых дней не ощущаю себя чужаком, здесь на меня ни кто не обращает внимание. У вас нет национализма, спрашиваю людей, как проехать или пройти, всегда показывают. В Луганске  наоборот приходилось сталкиваться с оскорблениями и унижением. 

У беженцев из Украины - трое детей, своё будущее они теперь связывают только с Оренбургом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах