316

Нищета рабочего класса. Как сказались на оренбуржцах 3 года под санкциями?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ в Оренбуржье 22/03/2017
Сегодня люди не выходят на митинги, потому что боятся потерять то, что имеют и остаться ни с чем.
Сегодня люди не выходят на митинги, потому что боятся потерять то, что имеют и остаться ни с чем. / Евгения Чернова / АиФ

Когда человек труда будет получать достойную зарплату? Почему даже в условиях санкций оренбургская экономика находится в упадке? Кому выгоден застой в производстве? Ответы на эти и другие непростые вопросы ищем вместе с Ярославом Чирковым, председатель Федерации профсоюзов Оренбуржья.

Тревожные настроения

«АиФ Оренбург», Евгения Чернова: Ярослав Анатольевич, на днях на заседании трёхсторонней комиссии встретились представители работодателей, работников и правительства региона. Что обсуждали?

Ярослав Чирков: Вопросов как всегда хватает. Спад в экономике мы наблюдаем уже третий год, и это несмотря на то, что в условиях санкций ставилась задача нарастить показатели в основных сферах экономики. Но на деле всё оказалось не так радужно. Сегодня правительство отмечает прошлогодние показатели в сфере сельского хозяйства и промышленности. Но роста производства у нас не было все три года кризиса, да и в прошлом году 100% по нему достигнуть так и не удалось. Сегодня стоит признать, что новые технологии пока  не вытягивают нашу экономику из пропасти. Она всё ещё находится в рецессии.

- Получается, все меры, которые приняты «наверху», не имеют смысла?

- Я не спешу говорить, что ничего не делается, но явно этих мер не хватает, чтобы наладить ситуацию. Сегодня можно услышать мнение, и мы с ним согласны, что в стране, да и в регионе в частности, есть стабильность, нет истерик по поводу того, что экономика в упадке. Но у оренбуржцев есть тревога из-за того, что они не уверены в завтрашнем дне. Нет гарантий, что в ближайшее время ты не останешься без работы, никто не обещает, что зарплаты в следующем месяце выплатят без задержек и в полном объёме, что предприятия не перейдут на сокращённый режим работы и отправят сотрудников в бессрочные неоплачиваемые отпуска.

Опять же часто говорят о том, что страна справилась с санкциями, и это правда. Вот только  какой ценой? Если говорить откровенно, то санкции мы пережили за счёт человека труда, потому что именно обычным работягам урезали зарплаты, где-то вообще перестали их платить, сократили штат, все эти меры дали возможность экономике выдержать удар, но жертвами стали не экономические показатели, а живые люди.

Модернизация против безработицы?

- Вы считаете, что был другой выход?

- Конечно, стоит просто посмотреть на мировой опыт. Тот же Китай, чья безусловно сильная экономика сегодня тоже переживает непростые времена. Но в отличие от нашей страны там в условиях кризиса в первый же год стали наблюдать дефляцию - процесс общего снижения цен на рынке. У нас же наоборот - за три года под санкциями народ получил почти 30% инфляции - удорожания всего. Почему так? Да всё просто, здесь играют элементарные законы экономики. Если два года повышать на всё цены, то на третий год у людей просто закончатся все средства, покупать будет не на что, что приведёт к падению покупательской активности, а следовательно и к снижению цен. У нас так всё и было, два года мы наблюдали инфляцию в 10 и больше процентов, и вот в прошлом году она резко сократилась до пяти. В Китае же законы экономики начинают действовать в первый год. Как только у людей снижаются доходы, предпринимателям выгоднее понизить цены, чтобы сбыть свой товар, чем тратить деньги на его хранение. Но тут есть нюансы: у китайцев огромные объемы собственного производства, следовательно они легко могут сами регулировать ценовую политику.

В Оренбуржье вся экономическая ситуация доказывает, что с нефтяной иглы мы так и не слезли, зависим от стоимости барреля, по-прежнему мало производим и, следовательно,  регулировать цены на то, что сами покупаем, не можем. О модернизации производства даже говорить не приходится, немногие предприятия идут на это. И здесь существует мнение, что модернизация не только у нас в области, но и по всей стране приведёт к тому, что придётся сократить много людей, а рынок труда не готов принять их. Вот и тормозят модернизацию искусственно, чтобы безработицу не повышать.

Зарплата как подачка?

- Но на всё это мы всегда слышим один ответ: «Нет денег»…

- А мы считаем, что у нас не денег нет, а проблемы в определении приоритетов. В стране планируется огромное количество самых разных мероприятий - от чемпионата мира по футболу, до всевозможных универсиад, плюс - огромные расходы на оборонку. Не спорю, всё это важно для имиджа страны, для обеспечения ее безопасности, но в нынешней ситуации не логичнее было бы немного перераспределить расходы и поддержать людей, особенно тех, кто работает? Поднять покупательский спрос, сформировать патриотическое чувство потреблять отечественное! У нас в области почти 14 тысяч человек получают минимальные зарплаты и это при том, что прожиточный минимум у нас почти на 1,5 тысяч рублей больше. Эти люди автоматически попадают за черту бедности. Вопрос повышения оплаты труда стоит особенно остро, и хотя официально зарплаты в регионе растут, реальные доходы граждан идут на спад. А всё из-за той же инфляции. Значит в бюджете есть деньги на повышение зарплат, надо регулировать другой механизм, чтобы эти деньги не обесценивались, не успевая дойти до кармана рабочих.  Наш лидер Шмаков постоянно об этом говорит. Нам кивают, соглашаются, говорят, что знают о проблеме, но никаких шагов для её решения так и не предпринято. Остаётся только одно  - идти в общество, говорить с ними, объяснять, что камень преткновения в нашей инертности.  Это не значит, что нужно идти на баррикады, история показывает, что революции у нас заканчиваются трагедией. Но формирование общественного мнения и активной гражданской позиции поможет нам свернуть эту гору. Весь Василий Столыпин не зря говорил: Им нужны великие потрясениянам нужна Великая Россия!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах