aif.ru counter
1144

Духовный «спецназ». В Оренбурге открылся первый мужской монастырь

Предание гласит: если монах будет достойной жизни, семи коленам его рода простятся грехи.
Предание гласит: если монах будет достойной жизни, семи коленам его рода простятся грехи. © / Людмила Максимова / АиФ

На днях храм стал монастырем, и корреспондент «АиФ Оренбург» встретился с его игуменом отцом Варнавой (Соколовым), который рассказал о том, чем живут монахи. Игумен надеется, что со временем обитель станет духовным центром Оренбурга. 

Многострадальный храм

У краснокирпичной церкви меня встречает отец Варнава. Вчера в день святого Димитрия Солунского иеромонаха поставили во игумена образованного здесь первого в нашем городе мужского монастыря. Игумен надеется, что со временем обитель станет духовным центром Оренбурга. 

Совсем недавно я вернулась из Иверского женского монастыря в Орске. С точки зрения мирянина, там интересно устроена жизнь. Насельницы монастыря трудятся в иконописной мастерской, хлебопекарне, фруктовом саду, занимаются издательским делом и изготавливают красивые ручные подарки для гостей. Вдохновлённая этим примером я с фотоаппаратом направилась в Дмитриевский монастырь - невдомёк, что он только что родился.

Отец Варнава проводил меня в корпус братии. За забором оказалась маленькая площадка. По бокам - два жилых корпуса, а в центре красивая беседка, которую, к сожалению, придётся снести - келий не хватает.  На земле ещё лежит упакованная плитка. Рассказ батюшки то и дело прерывают звонки.

Отец Варнава надеется, что со временем обитель станет духовным центром Оренбурга.
Отец Варнава надеется, что со временем обитель станет духовным центром Оренбурга. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

Эта церковь многое повидала на своём веку. Построенная в 1891 году двумя благочестивыми братьями, после революции она была раздираем церковным расколом. Обновленцам власть передала два храмовых придела, в которых от силы на службы собиралось по 30-50 человек, зато в левом (православном) набивалось до 500. А потом церковь обезглавили, и в ней долгое время был кинотеатр. После возрождения храма здесь обосновались монахини, они-то и построили сестринский корпус. Одно время здесь даже работало духовное училище для девиц. Но женский монастырь так и не сложился. Новый митрополит благословил монахинь строить скит в селе Дёма Шарлыкского района (родине оренбургской святой Зосимы Еннатской), а здесь создавать мужскую обитель. Кстати, до назначения в Оренбургскую митрополию Вениамин возродил древний Николо-Угрешский монастырь, один из крупнейших в России.

Остальное - приложение

Поселившиеся здесь восемь монахов засучили рукава и принялись переделывать учебные и жилые здания под монашеские келии, расчищать завалы и подвалы. Впереди грандиозные планы по реконструкции самого храма. Много времени отнимает юридические тонкости по его переоформлению. До ремёсел у немногочисленный братии руки пока что не доходят. Чтобы не «разорваться», приходится привлекать работников со стороны, в том числе и женского пола, чего в идеале не должно быть.

- Для начала нам нужна основа - молитва. Наш отец Серафим (основатель Андреевского монастыря в Саракташском районе - прим.ред.) говорил: «главное богослужение, всё остальное - приложение». Нынешнему секулярному миру кажется, зачем она нужна, дайте нам какой-нибудь социальный проект. Но если монастырь будет содержать много ночлежек, столовых для бездомных, и при этом не будет молитвы, то это будет просто досуговый или культурный центр православного обряда, - рассказывает игумен Варнава. - Вспомним историю Троице-Сергиевой лавры. Сергий Радонежский уходит в лес. Затем вокруг него собирается братия, а потом и целый город - Сергиев посад. Рано или поздно каждый монастырь становится духовным центром. Посмотрите на Сретенский монастырь. У них лучший в мире религиозный новостной сайт, а какие они проводят выставки! Я бы хотел, чтобы у нас было что-то подобное. Но для начала нужно встать на ноги. Потом, может быть, займёмся издательской деятельностью, откроем квасной цех...

Первая литургия в новом монастыре.
Первая литургия в новом монастыре. Фото: АиФ/ Людмила Максимова

В Оренбурге множество храмов и есть женский Успенский монастырь. Для чего ещё одна обитель?

- Цивилизация становилась всё более городской, но людям нужны духовные источники, как и чистая вода, которую специально привозят в город. Так и Господь посылает сюда своих рабов. Эту функцию, конечно, может выполнять любой храм, но монастырь - это особый храм. Как если бы в городе были не только поликлиника и больница, но и академический центр. В Оренбурге промыслом Божиим появился такой источник, и мы приложим все усилия для того, чтобы он стал центром, - надеется игумен. - Наличие или отсутствие монастыря - это камертон духовной жизни города. Что такое монастырь? Это место, где собрались люди, которые полностью посвятили себя Богу. Здесь изобильно может проявиться благодать Божия.

А ещё не раз приходилось слышать, что монастырь - это своего рода духовный спецназ, особое подразделение воинов Христовых.

С кафедры на амвон

Под крышу Дмитриевского монастыря стеклись восемь опытных монахов, которые в постриге уже больше 10 лет. Но игумен поправляет, мол, об опыте можно говорить лет через сорок такой жизни. Сан Варнава когда-то был Ярославом Соколовым, который отслужил в армии и закончил с отличием факультут иностранных языков ОГПУ. Молодой человек из семьи интеллигентов (отец - кандидат геологических наук, мама - доктор педагогических) рассуждал о Боге и несовсем усердно посещал воскресные богослужения. Как говорит, находил 33 причины, чтобы поспать. Когда же стал преподавать в воскресной школе Дмитриевского храма, стало неудобно перед детьми, и он начал воцерковляться. Через полтора месяца заметил, как изменилась жизнь.

- Я вообще не знал, что такое монастырь. Думал, что это что-то такое страшное в лесу. Поэтому я взял с собой туристическую пенку. Но когда я вошёл через святые врата Оптиной пустыни, у меня было такое ощущение, как будто душа мне сказала: вот ты меня мотал где-то 30 лет, а я всю жизнь хотела сюда, - вспоминает батюшка. - Очень скоро я задался вопросом, а почему я должен уезжать? Но у меня был контракт с университетом.

Ярослав Соколов год преподавал в ОГУ, а после летней сессии сразу отправился в Андреевский монастырь и через год принял постриг. Чтобы постоянно быть с Богом, умер Ярослав, но родился Варнава. Там в духовной брани, как и у каждого монаха, пролетели 13 лет (Святые говорили, первые сорок лет тяжело, потом привыкаешь). 

- Когда меня назначили игуменом, у меня не только прибавилось много обязанностей, но и ответственности за вверенную обитель. Меня утешает, что это не моя воля, а промысел Божий. Нужно иметь дерзновение, чтобы отказываться от такого. Например, Серафим Саровский отказался в своё время от игуменства, и Варсонофий Оптинский позже сказал, что именно поэтому он потом тысячу дней и ночей молился на камне Господу.  Я не смогу тысячу дней и ночей на камне простоять. Я знаю свои силы, - смеётся. - Поэтому я согласился на это как за послушание, надеясь, что Господь поможет мне. Раз Господь даёт крест, значит, даёт и силы его нести.

Вековая история

Как и полагается, насельники нового монастыря живут по уставу. В 6.45 отцы собираются на братский молебен, потом служат полунощницу, часы (вид богослужения) и уже общую для прихожан литургию. После литургии батюшки расходятся по своим послушаниях и требам. Последних особенно много в городе.

Если, например, в Андреевский монастырь за 130 км от города паломники приезжали раз в неделю, здесь люди окружают своими печалями и просьбами круглосуточно: кого исповедовать, кого соборовать, кому квартиру освятить, а кого просто утешить добрым словом и наставить. Нелёгкий крест для выбравшего уединение и отречение от мира. Свободного времени нет. Затем вечерняя служба - примерно около трёх часов. Перед тем, как отойти ко сну, монахи и послушники собираются на чин прощения, где просят помощи у Господа и прощения друг у друга. А на сон уходит всё меньше и меньше времени…

Сюда уже пришли два послушника. Один из них всю жизнь фактически прожил как монах, второй был учителем, но позже поступил в семинарию, а теперь выбрал монашеский путь. Что из них, да и всей братии, выйдет, игумен не решается говорить. Жизнь покажет.

- На Афоне есть правило - не говорить ничего о монахе, пока он не умрёт: ни хорошего, ни плохого, - объясняет монах. - Так же и с монастырями. Истории многих из них занимают сотни лет. Бывают периоды взлётов, а бывают и упадков. Но каждый из них когда-то родился. Когда человек рождается, кто знает, каким он будет? Все надеятся, что из него что-то выйдет, говорить, что он уже состоявшийся человек - нельзя. Но он родился и все радуются. Так и мы только родившийся младенец. Как дальше будет, это от нас зависит. Как потопаешь, так и полопаешь. 

Митрополит Вениамин благословляет на игуменство иеромонаха Варнаву.
Митрополит Вениамин благословляет на игуменство иеромонаха Варнаву. Фото: АиФ/ Людмила Максимова
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах