aif.ru counter
07.05.2017 16:42
140

Ближе к человеку. Как менялось областное радио

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ в Оренбуржье 10/05/2017
Сбор информации, написание, проверка, монтаж - сколько трудов для того, чтобы слово зазвучало в эфире!
Сбор информации, написание, проверка, монтаж - сколько трудов для того, чтобы слово зазвучало в эфире! © / Из личного архива

День радио отмечается 7 мая. Как изменилась радиожурналистика, рассказала корреспонденту «АиФ Оренбург» ветеран областного радио, Алла Фомина. Слушатели до сих пор узнают ее голос.

Держать планку

«АиФ Оренбург», Людмила Максимова: Какой была советская радиожурналистика?

Алла Фомина: Журналистика того периода была связана с понятием кредитный источник доверия. Слово было действенным. Газеты читали и радио слушали. В их жизни активное участие принимали авторы. Две трети редакционных гонораров предназначалось для них. Все 34 района должны были регулярно выходить в эфир. Не было проблем с транспортом. Я знала, что в среду машина закреплена за мной, и я выезжаю, к примеру, в Домбаровский район, что сегодня нереально для многих СМИ. Бывало, слушатели сами приезжали к нам. С этим связана смешная история. В Доме советов, где до 1987 года находилась редакция областного радио, тогда был строгий дресс-код: женщин в брюках не пускали. У меня в редакции хранилась юбка на завязках, типа фартука, в которую я одевала своих слушателей…Это было очень интересное время.

Мой муж служил в летном училище, и я только-только приехала к нему после университета и попала в водоворот событий. Оренбург представлял волшебное поле деятельности для журналистов. Сдавались первая и вторая очереди газзавода, работали два военных училища, строился и развивался Гай, мы получили награды за целинные эпопеи. Одновременно удивила замкнутость горожан, я никогда не видела, чтобы ставни закрывались на крючок… Открылась большая панорама жизни. Мы сдавали материалы с колес. Оперативность научила не только держать мысли и чувства на пульсе жизни, но и очень быстро ориентироваться, принимать какие-то решения.

В редакцию мешками приходили письма. Среди них стихи, пьесы… На каждое мы обязаны были ответить. В этом сотрудничестве зарождались интересные формы творчества. Это и был настоящий интерактив.

В доперестроечной журналистике было много того, что нужно брать в сегодняшний день. Это ответственность, точность выражения мыслей, грамотность, стремление вмешаться в жизнь ради самой жизни, умение держать планку, ведь если ты владеешь такой большой аудиторией, у тебя должны быть основания,  а не просто желание, чтобы тебя услышали.

От радио на столбах

- Что мы потеряли вместе с институтом дикторов, изменением модели вещания?

- Интересно, что только в России радио вешали на столбах. Кстати, первый радиогромкоговоритель установили в области 3 марта 1927 года. В этом году мы отмечали 90-летие областного радио. Такой тип его существования создал определенную модель диалога с аудиторией - наставнического, пафосного и созидающего. Формировался институт дикторов. Их характеризовала безупречная грамотность. С радио себя сверяли учителя. Страшно было представить, чтобы кто-то неправильно произнес числительное. Какого уровня были дикторы? Допустим, ведущий решает вставить  в эфир фразочку: «как говорится, чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Если мимо будет проходить Галина Викторовна Литвинова (ученица Левитана), она остановится и скажет милочка, так Пушкин никогда не скажет. Пушкин скажет: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей».

Сегодня же, не в обиду коллегам будет сказано, редкий случай, когда эфир пройдет без единой помарочки. Дикторы и корреспонденты с большой требовательностью относились к себе. Любая неточность в цифрах, фамилиях могла закончиться увольнением с работы. Однажды я сделала ошибку в материале, назвав второго секретаря первым. Ночью, найдя оператора, помчалась в студию резать и менять текст.

Почему эта структура изжила себя? С развитием техники, радио начало приобретать новые формы, все ближе становясь к человеку. И диктор был слишком громкой фигурой для такого общения. В эфир пришли авторы. Радио пережило период, когда на него хлынули безграмотные люди с улицы, чтобы найти этот неформальный стиль общения, желающие пробраться во святую святых… Это приводило в ужас профессионалов.

- Общение на равных не грозит панибратством и фамильярностью?

- Все зависит от стиля передачи. Конечно, это мало кому нравится. Приходящий на эфир человек чувствует себя гостем. Не следует забывать, что ты работаешь в условиях массовой коммуникации, где аудитория состоит из людей разных по возрасту, образованию, характеру. Нельзя стать своим в доску на пять минут. Нужно приподнимать человека до какой-то планки. Ты любишь рэп? Так покажите ему возможности этой музыки. Угождение можно надоесть, и без просвещения никуда не уйти.

Один на один

- Алла Юрьевна, вы работали в две разные эпохи. Какие рамки уже: идеологические или экономические?

- Раньше вся журналистика была очень идеологизирована. Нам говорили, о чем нужно писать. Это, конечно, не нравилось. То будем сносить малые деревни, то создавать героев труда (поможем сделать образ, чтобы был пример). Радио должно было в это активно включаться. Один из таких призывов мне очень не нравился: «Девушки на трактор!» Я видела, что творилась с девушками, как они теряли женственность. Это ведь не сегодняшние компьютерные технологии - грязные трактора, в солярке, тяжелые кирзовые сапоги.  Женщины переставали быть женщинами, и мне очень не хотелось во всем этом участвовать. Я сделала две передачи и больше не стала. Мне удалось уйти от политики в ту сферу, которая всегда важна людям. Я ушла к размышлениям человека о пути к себе.

Переломом для меня стали 90-е годы. Наступил период перестройки. Поменялись все ценности. Люди оказались на распутье. Они не понимали, как дальше жить, что важно, что хорошо, а что плохо. Многие за ответом пошли в церковь, многие оказались  в психушке, многие закончили жизнь самоубийством. А мне всегда хотелось как-то помочь людям, и, испытывая интерес к человеку, я стала искать в своих собеседниках какие-то внутренние резервы, которые бы помогли найти опору в самом себе. Тогда у меня родился цикл передач «Однажды». Я пыталась напомнить, что за каждой тучкой всегда прячется солнце, и это помогало человеку найти опору в себе, ухватиться за ту соломинку, которая помогала выплыть в этой жизни.

Да, были идеологические рамки, но мы беззаботно работали, не думая о завтрашнем дне. Сегодня же многие талантливые люди не умеют продавать свои идеи. Кроме того, главенство экономического фактора в жизни СМИ создает перекос: журналисты гонятся за рейтингом, мало кому важно, что зреет в душе человека. Как ему жить в бесконечно мрачном мире? Мы со студентами спорим: человеку необходим свет в конце тоннеля, а не жестокая правда.   

В то же время изменение модели СМИ повлекло увеличение ответственности за себя перед аудиторией. Кстати, самым сложным было сказать слово: «я». Кто я такая? Раньше мы были командой. Теперь если ты лично не интересен, тебя никто не будет слушать. В те годы была тысяча проверяющих (включая цензора), а сегодня ты один на один выходишь в эфир. Но это жутко интересно! Ты можешь стать королем эфира! Однако ты больше не вещаешь, собеседник может поспорить с тобой, оказаться умней, и требования к себе должны стать еще выше.

- Каким вы видите будущее радио?

- Все развивается по спирали. Человек мало изменился. У него все те же желания любить, понять себя, быть образованным. Его желания и стремления решаются разными СМИ. Но у радио нет конкурента в доступе к сердцу человека. Никогда оно никуда не исчезнет. Ему пророчили смерть, когда развивалось телевидение и тем более интернет. Радио к людям ближе. И хотя сегодня оно не в каждом доме, как было прежде, у него всегда останется своя аудитория. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество