aif.ru counter
190

Читатель АиФ: «Город – это больше, чем точка на карте»

Полина Седова / Коллаж АиФ

Мой город. Я не могу сказать так про Оренбург. И не потому, что родился в другом месте. Просто пока форма и содержание его не соответствуют тому, что я хотел бы назвать в нем своим. То, что мне близко и любимо. То, что где-то совсем глубоко и никому не вырвать.

Мне больно, потому что пока я не могу назвать этот город своим. Зачем врать? Для кого? Я не политик, на выборы не иду. Мне можно говорить прямо и открыто. Тем более, что я очень хочу, чтобы наши политики занимались именно политикой, а депутаты и чиновники делали свою работу, не превращая ежедневную рутину в медиа подвиги.

Я не могу назвать этот город своим, потому что пока меняется к лучшему лишь форма. Содержание оставляет желать ... Город ссыльных, да простят меня историки и ярые патриоты. Город митрофанушек с менталитетом « вот мы – приличные люди, а остальные – челядь» не может пока избавиться от этого налета. Генетическая память, знаете ли…

Мы все очень любим играть в приличных людей. Нам важно, что подумают, скажут, напишут, процитируют. До определенного предела, конечно. За спиной, например, без публики, микрофона или камеры, анонимно в интернете мы можем говорить любые гадости. И очень любим это делать. Нам нравится быть приличными, пока наши шкурные интересы не потянут нас вниз, к падению, к признанию собственной человеческой неполноценности. Но мы себя быстро и легко оправдываем. Ведь никто не скажет нам – нет, это нехорошо, неправильно. Никто не скажет – этот человек вел себя неприлично в прошлый раз, нахамил. Никто не вспомнит, что тот или иной человек обманул кого-то, не выполнил обещаний, повел себя неэтично. Ничего этого нет. Потому что «города», в широком смысле слова – пока нет. Ему только предстоит сформироваться. А значит, до сей поры – все позволено!

Здесь привыкли завидовать. Кому угодно и за что угодно. Я возвращаюсь с работы в 22-00. На машине. Меня привозит служебная машина. Или сам за рулем. Уже повод для зависти для соседей. « Наши люди в булошную…»

И плевать, что моя работа начинается в 7-00 и не заканчивается вообще. ТЕБЯ ПРИВОЗЯТ, - значит ты значим.. богат… Хотя на самом деле это ничего не значит, но кто будет в этом рабираться?! К стенке бы тебя и расстрелять за это.

Зависть - уже в крови. К другим странам, городам, людям. Кому, чему и почему – не важно. Главное – процесс. У них там все хорошо, посмотрите! А у нас плохо. Отчего такая несправедливость? Ну возьми и «сделай что-то ручками»! Исправь ситуацию! Нет. Зачем же? Тогда потеряется сладость от зависти и необходимость презренного обсуждения.

А еще мы много и с удовольствием боимся. Боимся почти всего, но особенно боимся навлечь неудовольствие начальства. Пусть даже это начальство и знать не хочет про нас и наши проблемы. Но мы все равно боимся. Боимся показать свою заинтересованность общественными проблемами, и вовсю делаем вид, что мы - такие деловые, работаем и зарабатываем, все такие независимые и сильные. Тогда как на самом деле слабые и уязвимые. Порой не умеем говорить «нет», а порой тупим, когда нужно ответить утвердительно. Боимся обсуждения и осуждения. «Что люди скажут»… С этой фразы начинается количество абортов, болезней, ссор, нереализованных возможностей и упущенных безвозвратно счастливых дней. А тем временем мы продолжаем бояться, разменивая и размениваясь.

Мне претит всё, что происходит в городе. Потому что я вижу, что это делается из зависти и из страха. Два мощнейших двигателя любых процессов.

Про общее благо, пользу для горожан или конкретного человека лучше не говорить вообще. Никого это не интересует. Либо страх, либо зависть. Только это и надо использовать, если ты хочешь что-то решить. Тем, кто решается  все-таки идти против системы и делать что-то хорошее не для чего-то, а просто так – эта самая система ломает хребет и выплевывает за ненадобностью.

Работа большинства напоминает день сурка. Усталые люди отрабатывают нормочасы. Никаких идей. Инициатива наказуема. Хочешь что-то изменить в системе? А смысл? Вырастаешь над остальными? Все равно задвинут.

Ёлки, дороги, депутаты, ремонты, выборы, трубы, мэры… Необъяснимая и чужая карусель за народные деньги.  Невольно начинаешь задумываться о том, закончится  когда-нибудь этот «чулок» с заначками на черный день или он бездонный как закрома Родины и сусеки для бесперебойного производства колобков. И карусель не остановить. Карусельщиков не выгнать. Остается только тихо и зло завидовать. Или мечтать самим встать за рычаг управления.  Слоганы у нас нынче тюремные – Либо мы… Либо нас… Так что без вариантов.

Мне тяжело в этом городе от того, что любые действия человека тут же объясняются или его корыстью или криминальными наклонностями. То есть, если кто-то сделал что-то хорошее и об этом сказали, - значит за деньги. По-другому и быть не может. Будь то губернатор, мэр, партийный функционер, чиновник, общественник, журналист. Про любого активного человека мы сначала скажем, что он просто денег захотел, потом - что украл и еще хочет, потом с радостью заявим – а вот ничего у него не вышло. Ура, мы так и знали. И дальше будем наблюдать из своего укрытия. А город молчит.

Урал почти пересох. Здесь раньше добывали осетров, а теперь ребенку в середине реки по колено. Но нам всем нет до этого никакого дела. Коллективное сознание червей.  Поглубже - поглубже, авось пронесет.

Смотрим, молчим, злимся друг на друга. На своего соседа. Люди в троллейбусе, стоящем в пробке, раздражаются и злятся на тех, кто находится рядом. Бьем тех, до кого дотягиваемся и от этого начинаем ещё больше ненавидеть тех, кто выше.

Сегодня города, как общество горожан, оренбуржцев – нет. Есть сообщество невыспавшихся обозленных друг на друга людей, чужих и объединенных только случайным местом географического местонахождения.

Здесь даже хорошие люди очень быстро превращаются в злобно-молчаливо-завистливых зверьков. И каждый день зверьки напитываются все новой злобой, завистью и отвращением ко всему происходящему. Нам 24 часа в сутки рассказывают об убийствах, изнасилованиях, кражах, катастрофах… при этом СМИ так садистки смакуют подробности, что волей-неволей кажется, будто им за это прилично заплатили. Разложение города, страны, семей, народа ... Если им мало крови в телеке или на страницах газет, они ползут в интернет. Именуя себя БЛОГГЕРАМи продолжают питаться падалью, лить грязь, изрыгая желчь по всемирной сети. Всепоглощающая гниль давит авторитетом настолько, что любое позитивное начало погибает в зародыше.

Фото: АиФ

Пока мы научились лишь топить, топтать и показывать друг другу зубы,  вгрызаясь в глотки за чужие интересы. Да лучше бы к стенке, чем так.

Пока у оренбуржцев нет ничего своего, кроме дворов, домов и памятников, доставшихся в наследство. Но это не наша заслуга. А больше ничего и нет. Новые дома-коробки, продаваемые неизвестно кому, старые дома, которые разваливаются, исторический центр, который никому не нужен, трубы, вплетенные в пейзаж древнего города, некоторое количество оставшихся работоспособных предприятий. Это почти все, что мы оставим после себя. Еще ёлки и фонтаны. Плакаты с ошибками, ломающуюся по выходным дням канатную дорогу и часы на башне, в отверстиях окон которой то и дело застревают скроенные не по размеру ростовые куклы. Газовик, нефтяник и крестьянка обречены на вечные страдания.

Но самое поганое, что нас это устраивает.  Вместо того, чтобы строить город, собирать его, складывать по кирпичикам, - лучше управлять тем, что есть. И делать вид, что это истинная политика и управление. Мы не создаем и не созидаем. Однако режим иждивения не может длиться вечно.

Главная задача власти в любые времена – создавать. Форму и содержание. Формировать наследие. Как материальное, так и духовное. А это трудно. Это даже опасно – потому что если создать город и горожан, вполне возможно, что эти же горожане, сознательные и активные, тебя же и попросят с важного поста. И это будет вполне нормально для Города, но совершенно исключено в пустоте. Пустота не выдвинет никаких требований, пустота не скажет – довольно, не правильно, плохо. А город скажет, горожане скажут. Но пока этого нет.

Я знаю, что это место вполне может быть городом. Достойным и свободным. Где люди не закомплексованы и не скованны страхом, злостью и завистью. Где они счастливы.

У нас есть все шансы стать горожанами настоящего города. А там называйте как хотите: столица Евразии, степная крепость, хоть центр мира. Это место будет достойно любых названий. Даже самых амбициозных.

А пока я хочу, чтобы наша власть, депутаты, кандидаты в депутаты предлагали нам не только отдельные скамейки, одинокие пандусы и прочие точечные улучшения. Потому что все бесполезно, если нет главного. Утюг и пылесос хороши только тогда, когда есть дом. Одинокие точечные улучшения только откладывают создание города. Это, если хотите, сделка с совестью, взятка за отсутствие города и горожан. Не стоит размениваться!

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество